По витиеватому подиуму, будто по извилистой лесной тропке, друг за другом следовали модели. Напоминающие пеньюары укороченные платьица, открывшие показ, украсили замысловатые кружевные детали, то в виде фантастических завитков, то более отчетливые, походящие на живописные цветы или на сказочных павлинов. Вслед за ними, словно вступая в воображаемую полемику, появляются вещи из денима. Дизайнер Клэр Уэйт Келлер вводит их осторожно, сначала добавив джинсовые шорты к объемных форм пейзанской рубашке, а затем более уверенно, выпуская на подиум моделей в свободных комбинезонах с длинным рукавом, а также в платье и костюме из серого денима. Периодически их разбавляют ансамбли из тончайшей работы кружева и комплекты из коричневатой замши. Удивительно выглядят сочетания джинсовой юбки на пуговицах в пол с выкрашенным в тон свободным свитшотом или замшевые шорты с такого же коричневого цвета летящей рубашкой. Легчайшие шифоновые платья, формулу которых вывел за время своей работы в Chloé Карл Лагерфельд, заметно оживили шоу, придав ему юношеской непосредственности и неуловимой женственной элегантности. Их на какой-то момент сменили светло-розовые и голубоватые замшевые ансамбли в стиле 70-х. А затем еще более изысканные развевающиеся туалеты были продемонстрированы восторженной публике. Закрыли показ платьица ажурной вязки, напоминающие своим видом в несколько раз сложенный платок, завязанный на шее.

Ничто не напоминало о том, что днем раньше ушла из жизни основательница и главный критик дома Габи Агьен. Но, быть может, она наблюдает за всем, что происходит, с небес и одобрительно кивает своей приемнице Клэр Уэйт Келлер.