David Koma

Три слова "непринужденность, спорт и мягкость", определившие, по словам Давида Комы, его новую коллекцию, не раз встречались нам в пресс-релизах весенне-летнего сезона. Между тем, дизайнер нашел способ, как обыграть их по-своему. Так, атлетичности образам придали асимметричные юбки на запах с пестрым графичным рисунком или трапециевидные с мягкими воланами, напоминающими форму теннисисток; сетчатые укороченные топы и исполосованные узкими прозрачными вставками бандо; платья спортивного силуэта и просторные кожаные шорты длиной до середины бедра. За мягкость отвечали привычные дизайнеру облегающие бандажные платья, а также плавные линии кроя, особенно заметные в сглаженных плечах удлиненных жакетов и обтекаемых силуэтах представленных брюк. И, наконец, непринужденность обеспечили летящие шифоновые края у сдержанных платьев и чистая монохромная гамма, разбавленная вкраплениями сочного лимонного и синего, которые в коллекции Давида Комы никто увидеть не ожидал.

Jonathan Saunders

Тем временем на Джонатана Сондерса произвела огромное впечатление тонкая, как листок бумаги, ткань, изготовляемая в Японии. Вокруг нее, как это ни странно, и попытался выстроить всю свою весенне-летнюю коллекцию дизайнер. Невинные бумажные поделки или технологически более сложные изделия оригами вспоминаются при виде огромных бантов и прочих объемных деталей деконструкционно-сложенных нарядов; в сложносочиненных принтах и многослойных ансамблях явно прослеживается связь с искусной техникой коллажа, в то время как в типичные конструкции кимоно угадываются в характерном плоскостном крое. Загадкой для нас стали только лиственные мотивы, используемые в качестве 3D-отделки и в минималистичных акварельных принтах. Будь Джонатан Сондерс русскоговорящим, мы списали бы такой его поступок на ироничную игру слов, а так склоняемся к версии, что таким образом дизайнер попытался передать чувство "легкости" в представленных нарядах.