В недавнем интервью The Financial Times самый успешный участник "Антверпенской шестерки" снова признался в том, что он контрол-фрик и грешит микроменеджментом. Впрочем, Дрис ван Нотен  не в пример многим коллегам  так редко разговаривает с прессой, что от его признаний мы не успели устать. Эпохальным впору признать то, что последовало за этим вот самобичеванием. "Я должен постоянно принимать решения, а, чтобы хоть как-то расслабиться, варю джем из фруктов, которые дает мой сад",  сообщил дизайнер светилу мировой fashion-журналистики Ванессе Фридман, мирно жевавшей свой салат. Светило, надо думать, поперхнулась рукколой.

О своих коллекциях Дрис ван Нотен мог бы сказать то же самое − что варит их из фруктов, овощей, цветов с ближайшей клумбы, полевой травы, путевых заметок, детских воспоминаний, обшарпанных интерьеров, впечатлений от выставок, книг, фильмов и музыки. Рецепты изобретаются на ходу, и получается молекулярная кухня: тебе говорят, что пенка хлебная, и тебе приходится поверить на слово. Так, нынешнюю осенне-зимнюю коллекцию дизайнер посвятил, судя по всему, оп-арту и кинетическому искусству (как и аукционный дом Christie's свою новую выставку), но бережно вынул из них футуристическую составляющую  как косточку из сливы.

Dries Van Noten

С точки зрения силуэтов и форм, здесь, в общем-то, не было сказано ничего неожиданного: у Dries Van Noten давно выработан свой "алфавит", который легко укладывается в слово "комфортно": свободные платья, объемные пальто и полупальто, округлые топы, аккуратный трикотаж, укороченные широкие брюки, удлиненное миди, рукав-"колокольчик", юбка годе, жакет-ментик. И тут же  интеллигентная такая "косуха" и спортивная куртка цвета спелого физалиса. Доукомплектовывали одежду лаконичными ботинками и туфлями с Т-образным ремешком на устойчивом каблуке, крупными клатчами-конвертами и очками в пластиковой оправе в духе 1960-х.

Dries Van Noten

Dries Van NotenСоображения сезонности не всегда имеют влияние на цветовую гамму коллекций Dries Van Noten, но в этот раз все сошлось. В дополнение к базовым черному, темно-синему и серому дизайнер подобрал припыленные оттенки лилового, зеленого, бордо, желтого и оранжевого. Основную нарративную нагрузку по традиции приняли на себя узоры  вытканные в фактурном кашемире и жаккарде, накатанные металлической пленкой на шерсть и шелк, вывязанные в трикотаже с люрексом. Сила авторской мысли свела воедино оптические иллюзии и цветочную вязь, так что гипнотические концентрические окружности перемежались выкладками ромбов, а спиральные полосы  гирляндами из лилий. Ветки искусственных лилий украшали плечи моделей в некоторых выходах: то ли это была дань увлечению дизайнера садоводством, то ли самоирония на тему прижизненной ретроспективы.

Dries Van Noten