Футуризм у Пью − как прочная нить, которой спутаны референсы осенне-зимней коллекции. И они у каждого зрителя вполне заслуженно могут быть совершенно разными: нам пригрезились и Снежная королева, надменно кутающаяся в меховое болеро; и незавершенность гипсовых статуй (подсказка − в перепачканных лицах и руках моделей); и ослепительная стальная безжалостность архитектурных форм Фрэнка Гери; и объемные формы воротов скафандров звездолетчиков; и окна из плексигласа, бахилы и латексная спецодежда − составляющие антуража бактериологических лабораторий с пометкой "смертельно опасно и совершенно секретно"; и даже метры полиэтилена, без которого не обходится ни один киногерой вроде Декстера.

Gareth Pugh

Пью со свойственной ему педантичностью подогнал все идеи под отработанные до мелочей силуэты: расклешенный, с акцентом на талии и намеком на некоторую грандиозность; вытянутый, растягивающий фигуру до бесконечности; силуэт с объемным верхом, первую скрипку в котором играют, например, причудливо задрапированная дубленка, несовершенный шар из лепестков тюля или белоснежное меховое манто.

Носибельность этой коллекции, конечно же, под большим вопросом − как, например, прикажете обращаться с брюками-бахилами, флизелиновым плащом или целлофановым кимоно? Но тем и хорош Пью − его одежду стремятся заполучить из-за идеи, причастности к этому тонко воспринимающему инопланетные сигналы уму.