Собираясь на показ Lanvin, как-то само собой вспоминаются знаковые вещи дизайнера, эти бесконечно задрапированные шелка, идеально скроенные платья-футляры, жакеты с басками и максимально женственные юбки, которые плывут по подиуму с легкой дымкой, рассеченной лучами света от прожекторов. Новая коллекция преподнесла сюрприз всем − наверное, даже самому дизайнеру, ведь это был абсолютно новый Lanvin, который, стоит заметить, ничуть не хуже старого. 

По признанию дизайнера, отправными точками в коллекции стали экстрим и экстравагантность, которые в масштабах вселенной Lanvin имеют несколько иной размах и формат, чем то, как они звучат. За экстремальную составляющую здесь отвечали пропорции и объемы, юбки и жакеты, с многочисленными наслоенными ярусами букле, огромные пальто, собранные из кусочков твида, с необработанными краями, увеличенные округлые плечи жакетов и квадратные плечи пальто из меха, огромные плащи и пышные платья силуэта песочных часов. Экстравагантность взяли на себя многочисленные перья, украшавшие пальто, жакеты и платья, бахрома из стекляруса и бусин на шелковых платьях или из нитей на юбках-трапециях и топах, шляпы и фуражки, отделанные перьями марабу, платья-бюстье из плиссированной кожи, платья из атласа, скроенные из косых полосок, и бросающие всему этому вызов строгие жакеты, перевязанные полоской меха. Нынешняя девушка Lanvin больше не героиня романтического сюжета, одетая в блестящие платья-фантики, теперь она леди из нуарной киноленты, в твидовом наряде и с загадочным взглядом, скрытым тенью от фуражки с перьями.