Тем не менее коллекция вовсе не напоминает ретроспективу. Альбер Эльбаз глубоко убежден в том, что в моде, как и в криминальном мире, заимствуя что-то у других, следует отчетливо понимать, как с этим чем-то поступить. "Важно ведь, чтобы никто не догадался ни об источнике происхождения этой вещи, ни о том, какие изменения она претерпела", — рассказал во время превью весенне-летней коллекции дизайнер. Поэтому из архивов Lanvin он взял только то, что его вдохновляет, и переосмыслил на собственный лад. Это, в первую очередь, жакеты военных кадетов, которые создательница дома делала еще в начале прошлого века. Альбер признался, что на то, чтобы повторить потрясающий крой этих изделий, понадобилось более шестисот часов ручного труда. Рисунки на ширмах Жанны Ланвен тем временем легли в основу живописных мотивов на изысканных парчовых тканях или же превратились в примечательный принт, украсивший платья и туники из летящего шелка.

Между тем в коллекции было много и от дизайнера самого. Так, например, "Все или ничего" — принципиальная позиция Альбера по жизни, и свою весенне-летнюю коллекцию дизайнер выстроил строго в соответствии с ней. Показ открыли символизирующие понятие "ничто" лаконичные платья в пол, выполненные в монотонных оттенках — от нейтрального белого до знаковых для дома небесно-голубого и розового. Чистоту линий этих аскетичных и в то же время богатых нарядов разбавили лишь небольшие декоративные узелки на спине, отделка из золотого металла по краям или же примечательные шейные украшения в виде геометричных колье с изображением обезьянок или лисиц. В финале же шоу, напротив, зрители могли наблюдать на подиуме "все": по-царски щедрые наряды из парчи, забавные кружевные ансамбли со множеством оборок в лучших традициях Альбера, а также платья прямого силуэта, поражающие воображение сложностью своих фактур.

Коллекция выдалась столь многогранной, что каждая из преданных дам дизайнера наверняка найдет в ней что-то свое. Как бы в доказательство тому на один подиум вчера вышли и иконы 90-х, такие как Одри Марне, Эмбер Валлетта и Кирстен Оуэнс, и представительницы нового поколения вроде Эдди Кэмпбелл.