Слухи о том, что могущественный конгломерат LVMH заинтересован в работе молодого итальянского дизайнера Марко де Винченцо, появились еще осенью, однако только вчера, перед показом Marco de Vincenzo, стало известно наверняка: бренд стал частью Louis Vuitton Moët Hennessy. Согласно комментариям приближенных источников, LVMH приобрели значительный, но не контрольный, пакет акций Marco de Vincenzo с целью укрепить партнерство и со временем увеличить свою долю.

Количество выходов: 42

Открыла и закрыла показ: Ханна Габи Одиль

Ткани, цвета и принты: вдохновленный новым этапом в развитии бренда Марко де Винченцо продемонстрировал удивительное умение работать с тканью, видоизменяя ее таким образом, что с трудом можно определить первоначальную форму. "Это самая сумасшедшая из всех моих коллекций", − признался дизайнер. Классические ткани и узоры, вроде бледного тартана, получили современное прочтение благодаря соседству с мерцающими волокнами и пряжей с металлическим отливом. "Я люблю брать простую ткань и изменять ее", − добавил Марко, комментируя пальто из эластичной кожи барашка. Несмотря на это, встречались и сложные образы: например, сочетание радужно мерцающей куртки с клетчатым принтом или пальто из меха бобра в контрасте с узором "горошек".

Одежда: Марко де Винченцо никогда не относился к брюкам с особой любовью, не сделал он их гвоздем коллекции и в этот раз, предоставив абсолютное преимущество на подиуме юбкам и платьям. Последние отличались оптическими, чуть ли не иллюзорными принтами, а некоторые модели юбок были пошиты из кружева макраме. Креативный директор Марко де Винченцо не скупился на вышивку, инкрустацию, лазерную перфорацию и другие приемы, однако ему все же удалось сохранить в коллекции легкость. Финальные выходы − рубашки, жакеты и платья, переливающиеся оттенками, − воспевали эпоху диско.

Детали: дизайнер представил лишь одну модель ботильонов, выполненную в серии разных цветов: в алом, черном, синем, бордовом, оранжевом и леопардовом.

Цитата: "Последние выходы, сверкающие и блестящие, демонстрировали, что дизайнер намерен праздновать. И у него, действительно, есть на то повод − LVMH приобрели долю в его бизнесе!". (Керри Олсен, vogue.com).