Шоу открыло платье асимметричного кроя с "черешневым" принтом и шлейкой, отделанной рюшами, на одно плечо. Прихваченное массивным ремнем и скомбинированное с черными колготками и туфлями на толстом высоком каблуке, оно несколько отдавало эстетикой гранжа 90-х. Как, впрочем, и темное платье с флористичными мотивами в паре с наброшенной на плечи рубашкой защитной расцветки. Рок-н-ролльным шиком были пронизаны ансамбли с брюками клеш, блейзеры в полоску и эти бесконечные интерпретации маленького черного платья в паре с кожаными жакетами и шляпой, как у Боба Дилана. Стилистика хиппи нашла свое отображение, к примеру, в замшевом жакете, психоделических цветочных принтах и майках в разноцветную полоску. Громче всего между тем звучали нотки нестареющего глэм-рока. Это и примечательные гусарские жакеты, и укороченные, украшенные звездами бомберы, и джинсовые шорты с высокой посадкой, кожаные с розами или леопардовые мини, и множество блестящих платьев — золотых или с пестрыми, вышитыми пайетками флористичными или геометрическими мотивами, да и те же босоножки на высокой платформе. Были здесь и тюрбаны а-ля Бьянка Джаггер 70-х, которые, впрочем, и до этого переживали несколько периодов расцвета — в 20-х и 40-х годах.

Чему уж точно можно позавидовать, так это коммерческой проницательности Эди Слимана. Нельзя сказать, что вкупе все это смотрелось органично, но тем не менее отдельно взятые вещи из коллекции среди заметно помолодевшей аудитории будут разлетаться, как горячие пирожки. Франсуа Анри Пино (президент и генеральный директор конгломерата Kering, в состав которого входит Saint Laurent Paris), должно быть, счастлив.