Marchi

Дизайнеры Таша Кухар и Валерия Марчи, работая над созданием коллекции, обратились к вечному образу цыгана-кочевника. От него в итоге не осталось конкретных вещей, но осталось настроение: это и комфорт, продиктованный постоянной сменой таборов и необходимостью путешествовать, и эклектика в тканях и цветах, и перегруженность образа − увы, эта составляющая могла бы быть передана с большей деликатностью. Это четко видно на первых выходах: дизайнеры соединили в одном комплекте три изделия из шерсти разной плотности и ворсистости, что придало неуместной тяжеловесности. Однако потом коллекция выровнялась: шерстяные пальто и полупальто дополняли шерстяные брюки и юбки в пол разных полярностей одного цвета. Комплекты дополняли кроссовки или спортивные сандалии, а также крупные заколки. К концу показа шерсть уступила матовой полупрозрачной органзе, украшенной принтом, созданным Ташей Кухар на основе работ шведского художника Аннелис Штрба.

Bicholla

Первым, на чем неизбежно остановился взгляд в самом начале показа Бичоллы Тетрадзе, стали шляпки с декором из перьев, которые венчали драматичные комплекты из платьев с подолом, искристых шелковых комбинезонов и легких шифоновых накидок. Драпировки и перекрестный крой, использованные дизайнером при создании топов и юбок, звучали слегка по-гескьеровски, напоминая его коллекции для Balenciaga. Героиня Бичоллы женственна, как никогда: этому способствовали и русалочьи юбки, волочившиеся по подиуму, и накладные воротнички, и мутоновые полушубки. Закрыли показ сложноскроенные платья из хрупкого гофрированного шелка − впечатляющие, но явно непростые в обращении. Отдельного реверанса заслуживают винтажные очки геометрической формы и пара белых пальто, неожиданно, но удачно надетых друг на друга.

Kireeva

Если раньше Ксению Кирееву вдохновляли вулканы, то в осенне-зимнем сезоне своеобразной музой дизайнера стала пустыня Намиб, самая старая на земле. Живописные снимки  National Geographic сформировали цветовую гамму коллекции, от красных дюн тут − терракотово-рыжие жакеты без пуговиц, кожаные топы и платья, от долины окаменевших деревьев − угольно-черные цвета комбинезонов и юбок из тонкой шерсти с запахом, от окисленного железа − медная фурнитура на куртках и пальто-косухах, а от яркого неба − насыщенный голубой и синий оттенки платьев-футляров и свободных пальто, напоминающих халаты. В новой коллекции дизайнер продолжает упражняться в обработке кожи, благодаря которой она зарекомендовала себя на рынке. В новом сезоне Киреева работала с кожей питона, чешуйчатая фактура которого стала акцентом в виде лацканов на куртках, вставок по линии кроя на платьях и юбках и рукавах пальто, и с мехом кенгуру, из которого были сделаны клатчи и лодочки. Интересным решением стали вещи-трансформер, платья с отстегивающейся частью, куртки или, например, топы с юбкой, соединенные молнией. Тему "сделай сам" поддержали и туфли-лодочки с отстегивающимися шпорами, созданными с помощью 3D-принтера. 

Burenina

Основой коллекции Елены Бурениной стали аллюзии на тему освобождения, которая, может быть, не очевидно, но все-таки считывалась буквально в каждом выходе. Тут были и рубашки с платьями наподобие смирительных, с длинными рукавами, волочащимися по подиуму, и завязками, и чехлы, фиксирующие руки моделей за спиной, принты, напоминающие следы от как будто обмотанного веревками тела, которым вторили пальто, юбки длины миди и жакеты, собранные из сковывающих лент, распоротых и сшитых по линии надреза, брюки свободного кроя, кулоты и объемные жакеты. Как результат усилий, приобретенная свобода символизировалась чистым голубым цветом платьев с разрезами, символизирующим ясное небо, и деконструктивистским кроем будто бы оторванных рукавов жакетов или недошитых пальто, ставших жертвами на пути к цели.