Последняя работа Шарлотты в качестве актрисы наверняка памятна всем - это Джо из «Нимфоманки» Ларса фон Триера, которого француженка называет настоящим гением современного кинематографа. «Поначалу он направляет тебя в одну сторону, но затем - совершенно в другую, и ты находишься в постоянном поиске и никогда не можешь быть до конца уверенной в том, что делаешь. Во время работы над фильмом я постоянно чувствовала себя нервно, запутанно», - вспоминает Шарлотта Генсбур. Но она ничуть не жалеет о решении поучаствовать в съемках: по ее словам, это далеко не худшая вещь из всех, что она может сделать. «Это фильм, фикция. Я бы сделала это еще не раз».

Шарлотта Генсбур в съемке для The EDIT

 

Не принимая во внимание роли в кино, Генсбур известна как современная икона стиля, муза для многих дизайнеров - если уж сам Николя Гескьер выбрал ее лицом своей первой кампании, то ее влияние неоспоримо. В июле актриса представила коллекцию для бренда Current/Elliot: «Я всегда обожала деним и одежду из него, поэтому предложение о сотрудничестве было как нельзя более кстати», - говорит Шарлотта. Что касается ее отношений с Гескьером, тут все просто - они были друзьями на протяжении очень долгого периода. «Я, не отрываясь, следила за его карьерой еще во время его работы на Balenciaga. Перерыв между его последней коллекцией для них и первой коллекции для Louis Vuitton был для меня физически болезненным» - признается актриса. 

Шарлотта Генсбур в съемке для The EDIT

Шарлотта Генсбур в съемке для The EDIT

 

Шарлотта Генсбур в съемке для The EDIT