Жескьер, как и Карл Лагерфельд, любит масштабные постановки и впечатляющий декор. Но, в отличие от Карла, феерию, цветы, рестораны и прочую романтику Николя заменяет футуристическими конструкциями, цифровыми изображениями, геодезическими сферами, а в этот раз – 57-ю бетонными колонами, покрытыми стеклом и зеркалами. Получился эдакий техно-Атлантис – возможно, финальный пункт назначения человечества.

Louis Vuitton aw16

Одежда коллекции была соответствующей: в ней (как и обычно в коллекциях Жескьера) переплеталось прошлое и будущее. Более того, прошлое здесь проявлялось на нескольких уровнях: от античного до совсем недавнего.

Николя ссылается на работы своих наставников: Жан-Поля Готье – в силуэтах комбинезонов и гофрированных приталенных платьях; Мартина Маржэлы – в платьях с принтом в виде блесток, поверх которых нашиты настоящие блестки; Андре Куррежа – в повсеместной черной лаковой коже. Ссылался Жескьер и на собственные работы: так в коллекции появились мотокроссовые брюки, облегающие спортивные платья, принты в виде платков. В последних, кстати, как и в использовании шапок-ушанок, читается серьезный русский акцент: узоры часто повторяют рисунки павлопосадских мастериц или плетение оренбургских паутинок.

Смотрите также: Галопом по Европам: Где пройдут круизные показы 2017?