Знатный путешественник Ким Джонс в этом сезоне чувствовал себя как никогда в своей тарелке. Тема экзотических странствий, которую Джонс воспевает из года в год, следующей весной станет официальным трендом: о ней заговорили решительно все (самый достойный пример ищите в лукбуке Alexander McQueen — красота невероятная). Такой возможности креативный директор Louis Vuitton упускать не стал — Ким, родившийся в Африке, выросший в Лондоне и ныне работающий в Париже, решил рассказать, как правильно смешать в одном гардеробе мотивы трех разных стран. Парижские ноты из коллекций Louis Vuitton даже при желании никуда не деть: за более чем сто лет существования марки узнаваемыми стали даже силуэты аксессуаров, не говоря уже о легендарной монограмме модного дома. Из Африки здесь были материалы: пустынных оттенков хлопок, замша и кожа экзотических животных (только бы PETA не взбунтовались); принты, отсылающие к расцветкам одежды народа масаи, и рисунки в виде диких животных на сумках. За этот вручную нарисованный зоопарк, кстати, отвечали британские художники Джейк и Динос Чепмены. Кроме них, о Лондоне в коллекции напоминали абсолютно панковские аксессуары: кожаные и шипованные ошейники например.

Не пропустите: Первая мужская коллекция Balenciaga от Демны Гвасалии.