Индустрия моды не раз черпала вдохновение в глубине и таинственности черного цвета: чего стоили хотя бы наряды черного лебедя в исполнении Марка Джейкобса для Louis Vuitton или осенняя коллекция Comme des Garçons 1992-го года. Теперь настал час и Александру Вангу перейти на темную сторону. Объясняя свое решение, дизайнер сказал, что ретейлеры и потребители часто просят у него "то же самое, но в черном", и он, наконец, решил дать им то, чего они хотели.

Пророк и законодатель уличной моды, Ванг построил не одну коллекцию, отталкиваясь от настроения улиц и течений в субкультурах: весенние наряды компании вращались вокруг темы кроссовок, а последний мужской показ был посвящен серфу и скейтбордингу. Работа над осенним показом началась с размышлений о том, что делает ценные вещи культовыми, что придает им идентичности и самобытности. И Ванг решил, что все дело в цвете и рисунках.

Любимый для Александра черный доминировал в коллекции, разве что пару раз уступив цвету слоновой кости на потянутых широких свитерах, представленных в сочетании со светлыми джинсами. Все же остальное было смольно-черным и отсылало к хардкору как он есть. Коллекция, которая идеально подошла бы и любителям хеви-металл, и приверженцам готичного стиля, изобиловала сложными конструкциями, маскулинным кроем, брутальными элементами и металлическими аксессуарами.

Агрессивные украшения и детали коллекции Ванг игриво помещал в любые образы: модели маршировали по подиуму в франкенштейновских ботинках на высокой платформе, их мокрые волосы ниспадали на серьезные лица, а в двух комплектах из укороченных топов и юбок с серебряной бахромой читалась особая женственность, почему-то напоминающая легенды о ведьминской красоте.