Эпатажный Том Браун верен себе: из своего показа, как и раньше, дизайнер устроил театральную постановку. На этот раз на сцене, изображающей морг XIX века, играли элегию про похороны и прощание в двух актах.

Показ открылся следующей сценой: посреди зала на медицинских носилках, покрытых белой простыней, вытянулась девушка — в белом, неподвижна, окаменевшее лицо. Вокруг расхаживают двое, на них белые костюмы, на спинах вышиты крылья, они подчеркнуто безмятежны, сверху сыпет белый снег. Затем в комнату входит дама в черном, прикоснувшись к усопшей, она заставляет ее подняться и уводит с собой. Ангелы-хранители медленно увозят носилки с останками. Конец прелюдии.

Browne

После вступления началось основное шоу: медленно и печально на сцену вышла процессия скорбящих, одетых исключительно в черное. Отказавшись от цвета, в том числе и любимого серого, Том Браун отвел душу на текстурах, безбожно смешивая самые разные материалы в одном наряде: от шелка и кружева до кашемира, меха, фланели, денима. Все это сочеталось в простых, но изысканных силуэтах.

Browne

Конечно, тема модного траура не нова, те же Dolce & Gabbana нещадно эксплуатируют образ сексуальной сицилийской вдовы, но эстет Том Браун, в отличие от ушлых итальянцев, трактует ее не так прямолинейно. Дизайнер по-прежнему много играет с пропорциями, сочетая в одном образе жакеты разной длины, надевая болеро вместе с удлиненным смокингом поверх укороченных широких брюк.

Как и в мужской коллекции, очевиден реверанс в сторону викторианской эстетики — шляпки, вуали, затянутые талии, перчатки. Особенно удались аксессуары: вуали, скульптурные головные уборы, серьги и ожерелья из конского волоса, а также самая странная вещь из всей коллекции — черная кожаная сумка в виде кита, будущий объект охоты для самых взыскательных it-girls.

Browne

Как и ожидалось, это было одно из самых интересных шоу на этой Неделе моды. Вместе с тем дизайнер не сумел заморочить эпатажной подачей зорких критиков, по всеобщему мнению, это одна из самых носибельных и практичных коллекций Брауна. Предыдущие были куда более эксцентричны.