Я пришла работать в ЦУМ по распределению после училища. Образование хоть и не институтское (поступить было сложно), но хорошее — нас даже научили вслепую работать на кассовом аппарате. Тогда в магазинах только вводили самообслуживание, и ЦУМ был одним из первых магазинов, где начали использовать новые кассовые аппараты. Первое время я от кассы вообще не отходила.

После окончания института меня сначала назначили на должность заведующей секцией, а потом сделали товароведом. Мне очень нравилось работать с одеждой. Нас возили на фабрики отбирать вещи. Шубы мы отсматривали на заводе в Тысменице в Ивано-Франковской области, нас приглашали на специальные показы.

В 1990-х был бум на шубы. Бывало, что продавали по десять штук в день. Такие были скачки цен, доллар вырос в пять раз: бегом поменял на гривну — и покупать.

 

Я неплохо знала английский, потому мы с товароведом ездили и закупали товар за границей.

1

Мой отдел меховых изделий был самым престижным. У нас был очень хороший директор — Лебедь Зинаида Антоновна. Она нам доверяла и давала полную свободу действий.

Специализацией моего диплома в институте было создание комиссионных магазинов. Тогда это налогами не облагалось, фабрики стояли, и люди начали много всего привозить из-за границы.

В училище у нас были курсы психологии, профэтики, эстетики, которые позволяли мне в дальнейшем определять темперамент человека и понимать, что он хочет. На глаз также размер вычисляли.

На верхнем этаже ЦУМа была отдельная секция, где обслуживались академики и иностранные студенты. Последние редко приходили — только те, кто приехал из теплых стран, когда им была нужна зимняя одежда. Хотя они могли отовариваться в чековых магазинах. Раньше иностранную валюту меняли на чеки, а по ним покупали товары в этих специальных магазинах. В секции на верхнем этаже были некоторые товары первой необходимости, которых не было в свободной продаже: мужские сорочки, спортивные костюмы, но ничего сверхъестественного. А у академиков просто были деньги, причем хорошие. Возможности свободно покупать в магазинах что угодно не было, потому были варианты — например наш отдел. Хотя академики часто бывали за границей и закупались там. Сорочки брали у нас, потому что они действительно были хорошие.

Партработники сами себе ничего не покупали. Приходили их жены, они знали все размеры. Пришла, купила — и все.

Раньше у людей были деньги, но не на что было их потратить. А теперь наоборот.

 

 

 

2

Рядом с ЦУМом жили Амосовы, мы были знакомы. Такие скромные люди!

Сейчас почему-то работа в магазине считается низкооплачиваемой. У нас в ЦУМе был оклад в два раза выше, чем в остальных магазинах.

Нам нельзя было ни присесть, ни прилечь. Четыре часа работаешь, потом час обеда и снова четыре часа работы. Сначала тяжело, потом привыкаешь. Ведь стояли мы на каблуках.

Форма у нас была: сарафанчик и свитер зимой, летом — халатик. И круглый значок ЦУМа.

Джинсы я купила себе сразу, как только появились. Они были классные, австрийские, синие, даже терлись. Джинсы продавались европейские, американских вроде и не было.

В универмаге из-за большого потока людей было тяжело продавать что-то маленькими партиями — наверное, поэтому создавались такие большие отделы. А то привозят, к примеру, пять пар сапог. Выстраивается очередь, начинаются скандалы, жалобы.

ЦУМ занимался обслуживанием предприятий. Это не для поощрений, а потому что люди много работали и у них не хватало времени на покупки. Мы привозили одежду, обувь, даже продовольственные товары — ничего особенного, но взять оттуда что-то домой поесть можно было.

Я очень любила итальянские сапоги. Финские и австрийские даже не покупала. Они немодные были. А итальянские красивые и очень качественные: идешь по колено в воде — и ноги не промокают.

У нас в секции одежды продавалось много вышиванок, которые сейчас в моде. Их, конечно, не распаковывали и примерять не давали, потому что они были батистовые, с вышивкой. И такими же дорогими, как сейчас. Вышиванки производили на фабрике художественных изделий.

У меня тоже была вышиванка, я ее на праздники надевала. И еще на выступления с оркестром. Я играла на бандуре, и бабушка мне вышиванку подарила.

Про школьные базары даже не напоминайте. Это был сумасшедший дом! Ни у кого нет отпуска, испорченное лето. Но очень прибыльное зато. Я полгода проработала на детской одежде  слава богу, для девочек. Там были одно платье, два передника и пионерская форма, блузочка и юбочка. Покупки проходили без примерок: мамы всегда знали все размеры. 

 

Читайте также: Мода под халатом: Эволюция стиля в ЦУМе.