Жанна Киселева
а
рхитектор, основатель студии JKLAB 

Мое любимое здание в Одессе – Дом Трапани на улице Греческой, 1880 года постройки. Детали и лепнина сдержанны, последний из многочисленных слоев покраски уже давно выцвел, зато прекрасная оригинальная ковка вокруг приямков сохранилась и по сей день. Для меня это все создает образ такой небольшой итальянской виллы в городке под названием Трапани на западном мысе острова Сицилия. 

Башенку этого дома я вижу из окна своей спальни: весь дом цвета красного апельсина, старая отделка фасада кажется мне по-итальянски живописной, а ранним зимним утром именно по свету на башенке можно понять, ясно или пасмурно на улице.

Будь моя воля, я бы сняла поликарбонат с балконов, которые выходят на улицу Юрия Олеши. Но хозяева, как бы компенсируя оплошность, густо завесили угловой балкон цветами, поэтому сказать, что дом уж сильно испорчен, нельзя.

Говорят, Трапани, владелец нескольких пароходств и торговых линий, заказал башню у архитектора, чтобы видеть свои корабли в заливе порта. Смотря на башню, я всегда думаю, как здорово было бы увидеть город с этой точки, понять, как в ней устроена лестница, как туда забраться. Такое детское любопытство.



Анатолий Ексарев

архитектор, президент Dekart Studio


Мне нравится музей Морского флота на Ланжероновской. Он расположен на крутом спуске, поэтому с одной стороны дом одноэтажный, а с другой – двухэтажный, с огромным цоколем.

Здание было построено в 1842 году архитектором Георгием Торичелли. Изначально там был Английский клуб, а с 1920 года там открылся музей, куда я любил ходить в детстве. Часами рассматривал тысячи экспозиций, в том числе модели раритетных судов, которые когда-то бороздили просторы Черного моря. Внутри царит особая атмосфера – дух приключений и романтизма.

Здание музея представляет собой классический памятник эпохи. Оно богато декором: боковой вход украшен барельефом парусника, под потолком – позолоченные вензеля, элементы лепки создают атмосферу роскоши, хотя и требуют незамедлительной реставрации. Это витрина города.


Дмитрий Сивак 
архитектор, основатель студии S&T architects

В городе, где живет миллион человек, самой интересной архитектурной находкой был царь-балкон главного архитектора города. Это мой любимый объект, который объясняет многое.

За 10 лет в Одессе построили аж два здания, за которые не стыдно. Оба пока только для мультимиллионеров, и оба закрыты для глаз горожан. В городе осталось много старой и хорошей архитектуры, но мы не Венеция, чтоб законсервировать город в музей, нужно строить новую архитектуру, а ее нет.

Первое здание построено студией Дроздова в 2007 году. Не назову его любимым, так как видел его лишь на фото и даже точно не знаю местоположения, но на сегодня в Одессе по-прежнему нет ничего лучше.

У нас такая архитектура ценна фактом своего появления. Одесситы настолько неискушенны в современных зданиях, что даже посредственное может быть значительной вехой в истории и становлении нового направления архитектуры. Впрочем, это здание действительно хорошее. Настолько хорошо владеть самыми простыми формами в Украине почти никто не умеет.

Оно наглядно показывает, что частному дому не нужно достраивать башенки как у замков, лепить карнизы и бойницы для лучников. Частный дом отражает уровень самооценки хозяина и честность архитектора. У многих одесситов еще длится этап, когда нужно доказать всем, что ты богат. Дорогая машина и свой замок имеют большую ценность, чем современный удобный дом для наслаждения жизнью.

Второе здание – неизвестного мне архитектора с менее стройной архитектурой. Интересно оно скорее за счет дорогих отделочных материалов, размаха и местоположения, чем самой архитектурой. Но так как ничего больше в городе нет, поэтому оно и попало в мой шорт-лист. Это дом украинского миллиардера, который стало возможным увидеть благодаря пиар-действиям Михаила Саакашвили, отвоевавшего пляж для одесситов. Дом виден только с пляжа, и до этого времени о нем мало кто знал.

Когда меняется логотип инстаграма, то багровые от гнева люди, все как один разбирающиеся в графическом дизайне, готовы горячо это обсуждать и собираться с флагами для демонстраций. Но когда появляется объявление о новой стройке, люди просто проходят мимо. Если здание строят таким же страшным, как и обещали, то прохожий просто молча плюнет в его сторону и пойдет дальше. Всем все равно. Студенту, рисующему фасад в исторической части города, все равно – лишь бы получить зарплату. Его директору все равно – важно быстрее согласовать проект, чтоб получить большой денежный объект. В градсовете (судя по балкону архитектора) все равно что утверждать. А людям все равно, что творится с их городом. В политике важна активность граждан, и в архитектуре то же самое. Цепь равнодушия могут разорвать предприимчивые и заинтересованные в своем городе люди. Сейчас их становится все больше. Если им не будут мешать, все получится. Один из примеров – проект Мой город.


Александр Левицкий и Дмитрий Шаматажи

основатели историко-фотографического проекта “Архитектура Одессы”

Дом Асвадурова (ул. Пушкинская, 37) – выдающийся образец неоклассической архитектуры 1910-х годов и, пожалуй, единственный дом в городе, стилизованный не под древнегреческие мотивы, а под древнеримские. Его строительство закончили в 1914 году, накануне Первой мировой войны.

Нам всегда была близка архитектура имперского характера. В Одессе такой немного и с точки зрения художественности и эстетичности, а дом Асвадурова – лучший из ее образцов. Он представляет собой шедевр неоклассицизма, гармонично (даже виртуозно) сочетает в себе черты модерна и древнеримских архитектурных традиций. В отделке фасадов и интерьеров сохранилось огромное количество деталей, уникальных для Одессы, не имеющих аналогов в оформлении других домов того периода. Учитывая дату постройки, дом Асвадурова – достойный финальный аккорд в развитии одесской дореволюционной архитектуры.

А нынешней Одессе не хватает творчества и настоящего искусства – всё штампованное, кустарное и невыразительное. Использование исторических стилизаций вперемежку с современным остеклением выглядит как шаг назад, так как эти стилизации сильно проигрывают дореволюционной архитектуре по художественным качествам, а здания выглядят сотворенными на тяп-ляп. Практически все, возводимое ныне, выглядит как временное, и не имеет потенциала архитектурного памятника спустя десятилетия.


Михаил Мейзерский

журналист, урбанист

Одесса, во всяком случае центральная ее часть, – это музей под открытым небом. В сравнении с другими городами Украины у нас совершенно особый архитектурный профиль, где большинство построек принадлежат эпохе историзма.

Здесь сложно выделить для себя что-либо одно, но есть объекты, которые задают определенные тенденции. В этом плане мне очень нравится лютеранская церковь Св. Петра и Павла на Новосельского, 68. Построена она в 1895-97 годах по проекту Германа Шеврембрандта и Христиана Скведера.

Это здание не похоже на другие. Оно замечательно как один из немногих выразительных пространственных ориентиров старой Одессы. А еще показывает во всей полноте эстетику камня-ракушечника, из которого строился город и который по традиции скрывали за декором и цветной штукатуркой. Кирха, как ее называют в Одессе, вызывает восхищение издалека и трепет, когда подходишь к ее стенам.

В 2005-2010 годах здание было перестроено. По бокам и в тыльной части появились современные офисные пристройки. Они вписаны с большим тактом и органично выглядят. Интересна пристройка на заднем дворе – современный фасад тактично увязан с соседним комплексом Академии связи, решенном в духе сталинского неоампира.

Старая и новая Кирха – один из возможных ответов на вопрос, каким быть новым постройкам в историческом ареале Одессы. Думаю, это сложный вопрос и, как показывает практика, удовлетворительных примеров его решения немного.

Любопытно, что реконструкцией Кирхи ведал архитектор Александр Голованов, который ныне является главным архитектором города. Увы, сегодня его имя связано с агрессивной застройкой исторического центра и побережья при повальном нарушении градостроительных норм.

Я думаю, что важнейший вопрос развития одесской архитектуры – возрождение профильного образования и взращивание здоровой профессиональной среды. Тогда многие проблемы развития, с которыми столкнулся наш город-музей, будут решены достойно.


Евгений Вайсберг

архитектор Weissberg Architect Atelier

Я хочу рассказать о трех зданиях, которые из-за своего размера и функционального назначения не являются известными достопримечательностями, однако дополняют архитектурный ансамбль города.

Особняк на улице Базарной, 5. Комплекс состоит из трех 2-этажных зданий – памятников архитектуры: дворового флигеля и двух симметричных фасадных зданий. Левое находится в очень плохом состоянии, правому повезло больше – новые владельцы выкупили его целиком, провели реконструкцию и реставрацию. Сегодня это один из немногих хороших примеров того, как может выглядеть особняк на одну семью в памятнике архитектуры.

Одноэтажное здание на улице Юрия Олеши, 5 не памятник архитектуры, однако у него есть некоторые особенности, на которые стоит обратить внимание. Соотношение размеров архитектурных элементов и классическая посадка фасадных окон, над которыми расположен фронтон треугольной формы, делают его похожим на маленький Парфенон. Примыкающая к фасаду арка соседнего здания завершает архитектурный ансамбль. Вход находится во дворе. По рассказам жительницы одной из квартир, в прошлом это была лечебница.

А по маршруту 18 трамвая на 9 станции Большого Фонтана находится трамвайная трансформаторная подстанция, построенная в послевоенное время немецкими военнопленными. Внутри промышленной постройки из красного кирпича с односкатной кровлей и входным тамбуром находится трансформаторный узел, который обеспечивает достаточное напряжение электричества, чтобы трамвай мог двигаться с девятой станции Большого Фонтана до шестнадцатой.

Подготовил Владимир Волощук

Читайте также: 20 неизвестных шедевров архитектуры Львова.