В моей жизни было много разных этапов. Юность — крепленые вина "с горла", с 23 лет и где-то до 40-ка  полное отрезвление, потом работа в Москве — 10 лет сплошная водка. В 1990-х годах я жил в Швейцарии и пил вино. Вернувшись в Украину, работал в газете "День" — тоже водка, ежедневно 200—300 грамм, а то и 400—500. С 2001 года, когда родился ребенок, я начал воздерживаться и перешел на вино.

Я пью много вина, в неделю 45 бутылок. Иногда регулирую, делаю перерыв – и выходит 3.

Вино — это пищевой продукт, но до определенной стадии. Как только начинаешь злоупотреблять, оно оборачивается против тебя.

Сейчас у меня практически не бывает похмелий. Из-за возраста я регулирую, можно же помереть. Если раньше мне хватало дня, чтобы оправиться, то теперь это растягивается на два.

С похмелья нужно много гулять. Можно немного опохмелиться, но как гласит старая поговорка: "Неправильный опохмел ведет к запою".

Воля начинает страдать, когда выпьешь. Трезвый ты себе ставишь одну задачу, а алкоголь размягчает человека, делает его добрым и уступчивым.

Алкоголь делает жизнь лучше, настроение повышается, боли проходят. Но когда тебе плохо в душе — пить нельзя. Будет еще хуже.

Мои родители алкоголь не покупали — брали спирт, а мама на нем настаивала мандариновые корочки. Когда я был маленький, нашел графин с этой мандариновой водкой, выпил и чуть не умер.

Первый раз я напился в техникуме, нас тогда послали в колхоз на кукурузу. Мы взяли какой-то шмурдяк в сельмаге и были такие пьяные, что напоили маленького котенка. Он тогда ходил и падал.

В молодости я осознавал, что, когда пьешь, лучше не высовываться. В Советском Союзе можно было загреметь.

В Советском Союзе был куражный алкоголизм, потому что люди хвастались количеством выпитого. Кроме того, не допускалось такое, что ты имеешь право не пить.

Одно время работал в "Советской культуре", газете ЦК КПСС. Когда я приезжал в какую-нибудь область, меня уже ждали с накрытыми столами. Но я ставил себе задачу — не пить, ведь так можно "подорваться" на работе. У меня была отработанная стратегия  выпивал первую рюмочку, две остальные сливал, а после третьей уже никто не замечал, что я не пью. Районные начальники напивались и начинали драться. Потом я всех развозил по домам.

Самые лучшие фотографии я сделал, когда был бухой. Появляется такой кураж! Я пил с теми, кого снимал, а снимал только тех, с кем дружил.

Положительные последствия алкоголя — упрощенное общение. Я знал много людей, которые в жизни были закрытыми, но, выпивая, они освобождались от каких-то комплексов. Кроме того, в небольших дозах (для меня это бутылка вина, выпитая за часов 5) стимулирует креатив.

Некоторые сложные разговоры я откладываю на после того, как бахну пару бокалов вина. Я лучше себя чувствую, становлюсь более толерантным и проще могу договориться или убедить в чем-то.

Много хороших идей рождаются под легким кайфом. Потом, конечно, на трезвую, они могут оказаться нереализуемыми.

Когда напиваешься, становишься настолько открытым, что начинаешь выкладывать людям то, что не должен был говорить. Дерзишь и хамишь.

"Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке" — это абсолютно не работает. У меня бывало такое, что гадостей наговорил, а их и в мыслях не было.

Я делал ошибки по пьяни. Конечно, с пятого этажа не падал, но гадость сказать мог. Или девушку соблазнить, когда не нужно было этого делать. Но пьянство не освобождает от ответственности, все равно приходится отвечать.

На футбол мы брали с собой бутылку крепленого вина, через одежду пропускали хлорвиниловую трубочку и сосали через нее — никто не видел.

Есть разные стадии опьянения: радостная, потяжелее (после которой похмелье) и та, которая приводит к правонарушениям.

Молодежь стала меньше пить, чем мы пили. Они, может быть, больше траву курят.

В этой стране надо быть пьяным постоянно, иначе все будет мрачно.

 

Смотрите также: 5 лучших книг об эротической фотографии.