У меня такое впечатление, что скоро конец света и все пропивают последние деньги. Куда ни зайдешь в пятницу или субботу вечером — везде биток.

Я не настоящий сомелье и не настоящий бармен. Настоящий бармен — это, к примеру, Ирина Машихина, а я так, без году неделя. Вообще не успела в этом смысле даже родиться.

Серьезно стоять за баром я начала в конце сентября, когда наконец взялась за голову и решила что-то делать. Вова Повзун взял меня в подмастерья, спасибо ему за доверие.

Повзун решил, что МакГаффи-Каддафи — это его оригинальная рифма, и начал называть меня Мисс Полковник. Такое у меня прозвище за стойкой и теперь уже не только. Но из его уст это звучит ласково.

Мне кажется, что рассказывать о тех, кто сидит за баром, — то же самое, что нарушить клятву Гиппократа. 

В бар может прийти кто угодно. Когда сидит какая-то девушка "на губах" и рассказывает своему мужику о "Паоло Сорренто" [речь об итальянском режиссере Паоло Соррентино. — Buro 24/7], я не могу ее исправить, заглушаю все это шейкером, чтобы не демонстрировать свое интеллектуальное превосходство.

За баром все происходит естественным путем: ты понимаешь, когда нужно разговаривать с посетителями, а когда — нет. Ты просто это чувствуешь.

Пока за стойкой в этой стране не появились такие люди, как Ира Машихина, Вася Шилофост, Андрей Ковалев, Эля Михайленко, светлая молодая личность Артем Скапенко, к барменам относились пренебрежительно, типа "эй ты, водочки принеси", как относятся к обслуживающему персоналу в плохом смысле слова. А Машихина очень правильно говорит: "Мы не обслуживаем, мы заботимся". Care — очень правильное слово.

Пренебрежительное отношение к обслуживающему персоналу в нашей стране — это как антисемитизм и гомофобия. Болезнь, закрепившаяся в мозгу общества.

Я пару раз расстроилась, когда мне немного нахамил кто-то из гостей. А потом поняла, что мне все равно безумно нравится то, что я делаю, поэтому назвался груздем — полезай в кузов. К этому просто начинаешь философски относиться. 

Когда прихожу в "Паровоз" или "Алхимик", все время хочу "Кровавую Мэри". Безумно вкусно. Я уже научилась всяким хитростям, надеюсь, скоро продемонстрируем в "Буду Позже". В один из первых дней нового года у нас будет Bloody Mary вечеринка. Классика на водке, "Мэри" на мескале, на джине.

Ни при каких обстоятельствах нельзя пить яичный ликер Advocaat, амаретто из 90-х, а особенно ром-колу из баночки — это жидкость, разъедающая печень и мозг. Также нельзя пить дешевые коньяки, но "Закарпатского" это не касается.

Пока не побывала в Португалии, я кричала направо и налево, что у меня от портвейна болит голова и портится настроение. А потом поняла: "Матушка, вы пили не тот портвейн". 

Для того чтобы в чем-то разбираться, нужно не три недели ходить в школу сомелье и два раза постоять за стойкой, а работать много лет. Изучать, ездить. 

Чем хорош single malt, понимаешь, только когда взрослеешь. Впервые я попала в Шотландию в 21 год, попробовала хороший single malt и подумала: "Какая гадость! Как они это пьют?!".

В Азии хочется местного пива — легкого, холодного. Его можно пить на пляже с 12 часов дня без особого ущерба для печени. Я дома пиво не пью, только за границей. От него толстеют.

Я один раз пила почти 80-градусный виски в Эдинбурге. Во Вьетнаме — местную водку со змеей, just for fun. Я разучилась удивляться экзотическим напиткам. Меня гораздо легче удивить хорошим барбареско, чем каким-то местным шмурдяком. Все эти египетские страсти в бутылке — ну его на хер.

Открытием для меня стал мескаль, он в тренде. Мескаль дает коктейлям особый дымный вкус, и, к счастью, в Киеве многие бармены знают, как этим пользоваться.

Раньше барная ниша у нас была не заполнена. Но если в асфальте есть дырка, то во время дождя она заполнится водой.

Раньше все пили шоты. "Кричащий оргазм", "Молчащий маразм" etc. Если ты сейчас в баре закажешь такой вот шот, на тебя посмотрят так, будто ты пришел в малиновом пиджаке и спортивных штанах.

В правильных хороших барах нет "Мохито" или "Фроузен Маргариты", я их называю блядскими напитками. "Мохито" на Кубе и "Мохито" в "Арене" — две разные вещи. Ему испортили репутацию люди, которые его пили. Сам напиток не при чем.

Утром можно выпивать на Лазурном Берегу в Каннах. Не вижу ничего преступного в бокале белого вина за обедом и двух бокалах вечером. Это тот "подсос", на котором живет вся Франция, Италия и Испания. 

Говорят, что у меня лучше получается работать за стойкой, если хлопну 50 грамм бурбона. В умеренных количествах алкоголь на работе не вредит процессу. А то, что, выпив бутылку водки, не стоит садиться за штурвал самолета, понятно и моей собаке Циле.

Примитиво оказывает на меня совершенно волшебный эффект, я об этом писала в колонке "Жидкость для снятия мрака". Мне хочется после него что-то творить, что-то писать.

Есть такое понятие "водка-тревога" — вот почему я не очень люблю водку. Выпьешь водки — и так неспокойно становится, начинаешь метаться, делать несколько дел одновременно, вместо того чтобы просто расслабиться.

Мама мне говорила: если хочешь пить, не мешай ничего. Просто пей чистую водку, это самое безопасное. Но говорила она мне это в лет 16, когда я особо не выпивала. Сейчас я могу выпить водки раз в году, на Масленицу, с блинами и красной икрой.

Если я пью весь вечер только виски или только вино, то наутро у меня нет похмелья. А еще на всякий случай я пью на ночь много воды. 

Похмельный секс лечит.

Я вообще очень крепенькая. Повзун говорит, что я единственная женщина, которая может бухать наравне с ним. Такой вот комплимент. Меня это не смущает. Я могу, но это не значит, что делаю это постоянно.

Бурные отношения с алкоголем, как и бурное развитие отношений между людьми, переходят в состояние партнерства, взаимного уважения и ненанесения вреда друг другу.

Я всем говорю: напился  будь человеком. Ведь люди алкоголь воспринимают по-разному, и даже два бокала красного могут разбудить агрессию. Когда я выпью два бокала или даже бутылку, я буду самым милым, нежным, добрым человеком на земле. Кроме того, мне будет казаться, что я умная и красивая. Ну не казаться, конечно.

Меня расстраивает, когда алкоголь делает человека агрессивным, ведь его предназначение совершенно в обратном  раскрывать в нас лучшее.

Я control freak  тот самый человек на вечеринках, который все помнит (даже если не хочет).

У меня есть состояние, которое называется "гуляй, компрессорный завод". Недавно я целовалась с каким-то незнакомым и очень симпатичным молодым человеком. Потом все же села в такси и уехала домой одна, хотя человек ничего такой был. На следующее утро я долго смеялась и пошла гулять с собакой в парк, веселая.

Лучшие места в Киеве, чтобы выпить? Лучше я назову барменов: Машихина (Biancoro), Ковалев и Повзун ("Алхимик"), Вася Шилофост ("Любимый дядя"), Эля Михайленко (69, Beef), из любых рук в "Паровозе". Я обожаю "Буду Позже" — это мой персональный нью-йоркский корнер-бар в Киеве.

После двух бокалов вина я нравлюсь себе гораздо больше.

 

Читайте также: Откуда в Киеве столько баров и что все это значит?