Наутро после пьянки организм обезвожен, и голова в том числе. Мозг начинает биться о сухие стенки черепа. Так появляется головная боль.

Обильное питье помогает избежать сушняка. Еще Гребенщиков пел: нужно выпить на ночь два литра воды, когда собираешься пить с человеком из Кемерова.

Знаю два коктейля от похмелья. Один называется Pepper's Drink: режем ломтиками солёный огурец, бросаем в бокал и заливаем сухим шампанским (нормальным, не "Советским"). Второй — Bull Shot: в стакан наваристого говяжьего бульона вливаем рюмку водки. Звучит гадко, на вкус – так же. Я пробовал однажды, но из интереса скорее. Обычно я не делаю никаких коктейлей.

У меня была знакомая, Лёля, сибирячка, она наутро рассматривала себя в зеркале и барабанила пальчиками по щекам: "Ой, хорошо как — выпила вчера бутылочку водки и кожа как у младенца!". Она была опухшей, кожа растягивалась, морщинки разглаживались и она себе очень нравилась.

Сейчас я уже взрослый — не пью в первой половине дня.

Первый алкоголь я попробовал лет в двенадцать, это был банановый ликёр в пионерском лагере "Солнечный" в Скадовске. Я в той поездке вообще много чего важного впервые попробовал: покурил сигареты, увидел живьём женские груди, побрызгал из газового баллончика. Очень хороший пионерский лагерь был.

Первая водка была в восьмом классе. Мы зашли в магазин — в школьных пиджаках, с портфелями - попросили продавщицу бутылку "Артемиды". "Для папы". Выбрали смородиновую. Мы думали, что смородиновая водка не мерзкая, что её можно пить, как сок. Но она была мерзкая. Мы распили бутылку на пятерых в Комсомольском парке. Потом Юра Балёшенко достал из рюкзака дымовуху размером с трехлитровую бутыль, для противотанковой завесы. Мы эту дымовуху рванули, весь парк заволокло густым красным дымом. Мы бегали пьяные в дыму. Было чудесно.

Выпивать — совершенно не искусство. Просто есть такой флёр вокруг бухания. В какой-то момент тебе в руки попадает "Москва — Петушки" Венечки Ерофеева и тебе тоже хочется так "правильно" пить: соблюдать какие-то свои ритуалы, знать места, где наливают и смешивают. Но это все игра, и мало кто, кроме почившего Ерофеева, может в нее играть.

Мне нравится подход Бьорк: нет смысла напиваться, если вы не собираетесь танцевать до изнеможения и быть диким. Это, к слову, единственное, что мне нравится у Бьорк.

Чем хороши пьянки, так это тем, что им всегда сопутствуют приключения, которые потом превращаются в смешные рассказы и живут с тобой всю жизнь.

Мама никогда не пила, считала алкоголь абсолютным злом, но избегала лобовой пропаганды, поэтому писала мне письма, в которых аккуратно, между делом, пересказывала очередную "случайно подслушанную" историю о молодом толковом парне, чью жизнь сгубило пьянство. Оксюморон заключался в том, что к письму обычно прилагалась посылка с солеными огурцами, квашеными помидорами и салом – идеальная закуска в общем.

Когда ты пьяный, превращаешься в другого человека, или наоборот — высвобождаешь себя настоящего? Мне кажется, по-разному может быть, не нужно упрощений. Человек и вправду не камень, чтобы обойти его три раза и всё про него понять.

Желание выпить в конце рабочего дня — это нормально. Если появляется желание выпить, когда ничего к этому не располагает - это первый признак алкоголизма.

Когда я работал в газете, моим начальником был Юрий К. Он пил водку чайными кружками. Когда бутылка заканчивалась, он посылал нас за новой. Гастроном находился в квартале от редакции, но Юра отправлял нас на машине — "так будет быстрее". При всём этом редактором он был великолепным.

Я могу, садясь за текст, плеснуть немного бренди. Но вообще написание текста и редактура — самая обычная работа, как и все остальные, требующая трезвого рассудка.

Бары — привилегия небедных городов.

Кажется, что барную культуру создаёт богема и прочие хипстеры, но на самом деле ее создает планктон. Бары существуют за счет менеджеров, которые пропускают пару коктейлей по дороге домой. У нас же бары — это места, которые забиты в пятницу-субботу, а в остальное время пустуют.

В Мадриде есть Маласанья, Чуэка, Ла Латина — бесконечные кварталы с кабаками. Там броуновское движение, за столами никто не сидит, все снаружи тусуются, кочуют от одного заведения к другому. Многие на улице пьют коктейли из бумажных стаканов, чтоб не нужно было возвращаться и бокал отдавать. Вот это и называется  "ходить по барам". А посидеть в "Паровозе" и потом ещё "Алхимике" - такой себе бар хоппинг.

 

Читайте также: Как пить и не пьянеть: Полезные факты про алкоголь.