Одесская семья Рева — профессиональный творческий подряд. Михаил Рева — скульптор, архитектор и художник, его дочь Маша Рева — художник и дизайнер, его супруга Татьяна Рева и обе их мамы (Ирина Федоровна и Валентина Михайловна) — фамильные музы. Все Ревы верят в закономерность событий, в то, что все в жизни происходит неслучайно, и ценят традицию собираться вместе на семейные торжества.  

Фотографировала Василина Врублевская. Текст Ольги Сушко.

1

1

1

С Машей Ревой и ее возлюбленным, художником Витей Глущенко, мы встречаемся на Привозе. В цветочных рядах Витя повторяет, что бабушка любит полевые цветы, и примеряет в букет пучки пастельных колокольчиков и багровый клевер.

Маша: "Сегодня у маминой мамы, Ирины Федоровны, день рождения. Идеальный момент для интеграции в наш семейный быт. Нужно только букет купить, домой заехать за моей картиной, и все — можем выдвигаться к нам на дачу у моря".

Дорога в Каролино-Бугаз занимает минут сорок, Маша и Витя вспоминают, как познакомились.

Маша: "С Витей я встретилась в Киеве в Театре пластической драмы на Печерске. Я как раз закончила учиться и подрабатывала костюмером. Мы отмечали в театре чей-то день рождения, я была в плохом настроении, мне срочно нужен был мужчина. На вечеринке выбрала троих, одним из них был Витя. Причем пришел он с подругой, а ушел уже со мной".

Витя: "Это был февраль, восемь лет назад. С тех пор мы вместе. Последние три года, правда, все время в разъездах, Маша заканчивала магистратуру в Central Saint Martins, я поступил учиться в художественную академию Gerrit Rietveld в Амстердаме".

Маша: "С Витей мы в скайпе общались каждый день. Я всегда мечтала учиться в Saint Martins, подала документы и поступила без собеседования. Теперь я в Одессе, в свободном плавании, хочу понять, для чего все это со мной случилось. Может, стану больше времени уделять рисунку. Не знаю". 

1

1

На даче Машу и Витю ждет вся семья. Именинницу Ирину Федоровну заметно издалека — летящая полупрозрачная парка, счастливые глаза под очками в толстой оправе. Мама Михаила Ревы Валентина Михайловна крутится у стола: "Вот здесь у нас лаваши с орегано, кинзой и чесночком, кефаль слабозасоленная, судак, фаршированная рыба, печеная картошка, салаты, брынза. Это просто фильм какой-то итальянский! И вот мой фирменный плов. Отец Миши Владимир Михайлович был капитаном дальнего плавания, ходил на судне "Узбекистан". Его коллега научил меня настоящий плов делать". 

Михаил: "Я помню, как-то американский посол Карлос Паскуаль приехал к нам на дачу. Я маме говорю: "Надо накрыть к приезду". Мама и накрыла — приблизительно как сейчас. Карлос тогда спросил: "У вас что, свадьба сегодня?". Мы дружили с ним, я сделал комплекс фонтанов на библейскую тему для посольства США в Украине". 

1

1

1

Михаил: "С мамой Ирой мы никогда не ругались, один раз схлестнулись молча взглядами. Но ни слова не сказали. Желаю счастья, в этот период твоей жизни нужно получать только удовольствие. За маму Иру нам выпить пора, гип-гип, ура, ура, ура!"

Маша: "У нас так принято выкрикивать, не бойтесь, привыкнете, так еще много раз будет. У нас с мамой, кстати, прически не специально одинаковые, просто совпало. Раньше мама меня сама стригла как себя, а сейчас уже получается, что я стригусь под маму". 

1

Татьяна: "Моя мама — именинница. Хочу пожелать оптимизма и энергии. Помню, в детстве ты водила меня на Дерибасовскую пить соки, катала на катерах, шила мне потрясающие наряды вплоть до двадцати одного года, пока я сама шить не научилась".

Ирина Федоровна: "Даже пальто сшила!"

Михаил: "Я вот помню, на этом месте, где сидим, Машин дедушка поставил нам с братом Андрюхой березу и сказал распилить ее вдоль на рейки. Пилить дерево вдоль — отдельное удовольствие. Он нам часто разные испытания придумывал. И еще есть хорошая история о том, как Маша курить бросила. Дедушка застал ее как арт-объект: она сидела на капоте его любимого автомобиля и курила. Они месяц не разговаривали. Он сам, конечно, курил как паровоз. Но, Маша, тебе тогда 12 лет было!"

1

1

Михаил: "Вообще, нет ничего случайного. Должно было много чего произойти, чтобы все совпало и я встретил Таню. Я не должен был работать там, где работал. Я закончил мореходку, ходил в море на пассажирских судах — к семнадцати годам был в Испании, Англии, на Кубе. Потом, пока служил в армии, вылепил 48 барельефов героев Советского Союза и несколько бюстов Ленина, после чего мой отец закрыл мне визу. Позвонил друзьям в КГБ и закрыл: считал, что мое призвание — стать скульптором. Я пошел в художественный фонд, а при фонде была комсомольская организация, где я возглавлял отдел по культуре и дискотеки устраивал. В этой же организации состояла Таня".

Татьяна: "Я после Грековки [Одесское художественное училище им. М. Б. Грекова. — Buro 24/7] по решению комсомольской организации отправилась оформителем в газету "Комсомольский прожектор". До сих пор неясно, почему они меня выбрали: я закончила живописное отделение и писать шрифты плакатными перьями не умела. Но теперь понимаю зачем. Как-то накануне Первого мая Миша мне позвонил — а я уже три месяца была в него тайно влюблена. Мишка вызвался помочь с оформлением "Прожектора". Мы встретились в баре "Парус" в Аркадии. Я взяла с собой рулон ватмана, карандаш, линейку. Ничего не пригодилось. Мы разговаривали и пили шампанское".

1

1

Михаил: "Я потом рублем кидал Танюхе в окно на втором этаже: она его открывала и я по водосточной трубе лез к ней. Как-то кинул — рубль застрял, еще и наряд милиции подошел. Но окно открылось, и Танюха говорит: "Не трогайте его. Он ко мне!". А газета так и не вышла".

"Зато Маша вышла!"

1

1

Маша: "Бабушка, это так классно, что ты все еще стреляешь глазами. Ты настоящая романтическая женщина, с которой хочется брать пример. У меня язык не поворачивается сказать, сколько тебе лет..."

Ирина Федоровна: "Мне 76, и я не боюсь своего возраста".

Маша: "А все потому, что ты прекрасно выглядишь. У тебя внутри все в порядке, у тебя прекрасная энергия, и ты свою любовь на всех нас распространяешь. За это я тебя обожаю. За тебя нам выпить пора, гип-гип, ура-ура-ура!"

1

1

Читайте также: Семейное дело: Акушеры.