Кирилл Бескоровайный и Ангелина Безнесюк едва окончили университет, а за их плечами уже четыре выпуска журнала "Куншт", который они издают за свой счет. Это единственное в стране хорошо выглядящее научно-популярное издание на украинском языке. Первые два выпуска в продаже уже не найти, но еще есть шанс приобрести третий и четвертый номера.

Что говорят другие:

Мириам Драгина, поэтесса и радиоведущая: "Куншт" — одно из сексуальных вещественных доказательств существования науки в Украине. Пример того, что о сложном можно говорить захватывающе и понятно. Журнал хорош подбором тем и экспертов. От номера к номеру ребятам удается заставить погруженных в свое дело зануд делиться исследованиями и говорить по-человечески. К тому же иллюстрировать все это земными и модненькими изображениями — на такие настоящие ученые ни за что бы не отважились в силу своей серьезности — и дистанцироваться от легкомысленных, но притягательных широкой аудитории образов".

Юлия Макгаффи, медиаменеджер: "Я очень не люблю электронные книги и печатную прессу в этой стране в принципе — особенно с тех пор, как закрылся украинский Esquire. Журнал "Куншт" впервые догнал меня на недавнем "Книжном Арсенале" — догнал в прямом смысле слова. Не взять было неудобно, потому что бежавшая с номером в руках девушка, во-первых, была красивая, во-вторых, сказала, что давно читает меня в социальных сетях и всякие другие хорошие слова. Это тот случай, когда бумага, шрифт и верстка не отпугивают, на иллюстрации не страшно смотреть, а тексты вызывают желание не ржать над ними, а именно читать — с интересом. Что-то хорошо сделанное часто быстро заканчивается вместе с деньгами. Хотелось бы, чтобы с "Кунштом" этого не произошло,  я все-таки хочу продолжить читать большие статьи Вани Яковины о науке в КНДР, иллюстрированные изображениями китайских кошечек".

Что говорят Кирилл и Ангелина:

Кирилл: Мы с Ангелиной учились вместе в КИМО и читали много журналов, в основном зарубежных. Из украинских я очень любил Esquire, Ангелина  National Geographic. Когда они закрылись, читать нам стало нечего. Мы немного пострадали от разбитого сердца и решили, что надо сделать что-то свое.

1

Ангелина: Когда на рынке были Esquire и National Geographic, мы не решались, ведь это бренды с мировой историей. Но потом поняли, что это наш шанс! Начали понемногу работать, продумывать концепцию и собирать материалы.

К: Нас не испугало закрытие этих журналов. Мы все еще верим в печатные издания.

А: Молодость страха не знает. Это наше главное объяснение. К тому же мы не хотим ориентироваться на рынок.

К: Нам все говорили: никто не будет читать украиноязычный журнал, кому он нужен, если города-миллионники разговаривают на русском. Но мы решили, что будем ориентироваться не на повестку дня, а на то, какой мы хотели бы видеть страну через 10—20 лет. Я хочу, чтобы мои дети говорили на украинском, а молодые люди больше интересовались наукой. Будем бороться с ветряными мельницами.

1

А: На самом деле борьба — это не про нас. Просто есть видение, как это должно быть. Мы хотели, чтобы журнал можно было подержать, понюхать, чтобы он был физическим доказательством того, что наука и принты живы в Украине. И поэтому не сомневались ни секунды.

К: Сейчас закрываются в основном новостные издания. Потому что есть твиттер, фейсбук, новости очень быстро устаревают. Наш журнал направлен на тренды в науке. Мы пишем о фундаментальных вещах. Законы физики не меняются столетиями. Буквально недавно прочитал у Хокинга в книге, что во всех странах есть свои законы, конституции, и они разные, а законы физики для всех одинаковы.

Мы пишем о вещах, которые не теряют актуальности. Если взять первый номер "Куншта", то там мы найдем статью о космическом туризме. Сегодня в новостях мы видим, как Илон Маск, Blue Origin запускают свои шаттлы.

А: Возможно, в той октябрьской статье не хватает данных о последних испытаниях ракет, но тем не менее мы показываем, как появилась эта тенденция, и отслеживаем ее хронологию. Наша главная задача состоит в том, чтобы у читателя зародился интерес к этой теме. Именно поэтому мы делаем большую ставку на дизайн и много внимания уделяем визуальному компоненту. Мы хотим показать, что наука — это круто, привлекательно и за ней будущее.

1

А: У нас есть раздел "Секс". Секс интересен всем — и мы пытаемся показать его с научной точки зрения.

К: Мы публиковали материал на тему мастурбации, где разбирались: это патология или нормально? Не всем украинским читателям очевидно, что это нормально. Многие, увидев эту статью, хихикали. Люди должны знать какие-то элементарные вещи о себе и своем теле, чтобы Украина перестала быть в топе рейтингов по ВИЧ/СПИД.

Хотелось бы сделать еще акцент на рубрике "Персона". Многие говорят, что "в Украине ничего не происходит и никто ничего не делает, нет разработок". На самом деле они есть, просто люди об этом мало знают. Например, в последнем номере у нас был Геннадий Жуга: он разработал Magic Gloves, которые Onuka сейчас использует на концертах. До этого у нас был Иван Довгаль, который лично сконструировал более 40 дронов для зоны АТО.

А: В четвертом номере на последней страничке у нас появилась новая рубрика "Хвилинка з експертом". С ее помощью вы за пару минут сможете понять, что такое темная материя, например.

К: Мы начали публиковать научный комикс. Мне кажется, в Украине еще никто такого не делал. Его для нас написала сценарист канала ICTV Лена Кравченко, а научные корректоры добавили туда науки. Читая комикс, ты вроде бы развлекаешься, но в то же время узнаешь, как работает интернет на Международной космической станции, базовую информацию про астероиды. В четвертом номере вышла первая часть, дальше будет продолжение истории. 

1

К: Наука кажется сложной, а мы хотим сделать ее доступной, понятной, пишем о ней, как многие говорят, сексуально. Чтобы человек не напрягался, как над книгой о биологии или физике, а чтобы расслабился, почитал, отдохнул. Мог полистать журнал на пляже летом.

Наша жизнь постепенно перетекает в онлайн-пространство. Нам хотелось бы, чтобы люди, которые 24/7 в интернете, отдохнули от этого и почувствовали бумажное издание.

А: У нас часто спрашивают об электронной версии "Куншта" — кто-то живет за границей, кому-то неудобно носить с собой. Мы думали об этом и решили, что в ближайшее время PDF-версии точно не будет. В первую очередь из-за вопроса пиратства в Украине. Если кто-то сольет журнал в интернет  мы, считай, все потеряли.

1

По секрету, мы хотим сделать диджитал-проект. Цель и направление будут те же, но формат другой.

К: Для нас идеально, когда онлайн и печатное дело работают вместе. Мы уже сейчас это практикуем: на странице в фейсбуке публикуем вещи, которые быстро теряют актуальность, — дайджест научных новостей.

А: Страничка в фейсбуке  еще один наш ребенок.

К: Еще мы недавно присоединились к шоу "Горизонт событий" с Андреем Пелюховским на радио "Аристократы".

К: На первый тираж мы заняли денег.

А: До сих пор не отдали долг.

К: Мы живем с продажи журнала. Вот у нас появилась первая реклама.

А: С Syndicate у нас партнерский проект, мы посвятили им материал "7 фактов о Гренландии и глобальном потеплении".

1

К: Мы его иллюстрировали снимками очень классного французского фотографа Себастьяна Тискье.

А: Сейчас все снимки и материалы для журнала нам дают бесплатно. Но мы стараемся отойти от этой модели, ведь каждый труд должен оплачиваться. Поскольку наши авторы — ученые, мы хотим, чтобы это стало для них еще одним источником финансового дохода. На данный момент мы не можем этого обеспечить, но думаем над нашей бизнес-моделью.

Для последнего номера мы сами оплатили экспедицию в Чернобыль. Хоть нам ее по-божески посчитали...

К: Все равно это влетело нам в копеечку.

1


А: Для нас это большие деньги, хотя работа журналиста и фотографа стоила по факту больше денег, чем мы заплатили.

К: Люди, которые для нас пишут и рисуют, просто сильно любят "Куншт" и поддерживают нас.

А: Наверное, потому что мы сейчас такие одни, людям хочется, чтобы мы все-таки существовали.

1

Читайте также: Новое имя: Команда спасения животных.