Опера "Так поступают все женщины" замыкает знаменитую трилогию Моцарта и Да Понте ("Женитьба Фигаро" — "Дон Жуан" — "Так поступают все женщины"), проект, три года назад запущенный концертным холлом имени Уолта Диснея в Лос-Анджелесе и призванный объединить усилия культовых модных дизайнеров и архитекторов современности в работе над художественным оформлением постановок. Так, костюмы и декорации для оперы "Дон Жуан", вышедшей в 2012 году, создавали дизайнерский дуэт Rodarte и Фрэнк Гэри, спустя год над постановкой "Женитьбы Фигаро" работали Аззедин Алайя и Жан Нувель, и, наконец, в этом году, художественное оформление оперы "Так поступают все женщины" поручили Захе Хадид и Хуссейну Чалаяну. Накануне долгожданной премьеры журналисты style.com встретились с британским дизайнером и поговорили о его участии в проекте и о создании нарядов для театральных постановок.

Хуссейн Чалаян — о костюмах для оперы "Так поступают все женщины"

На самом деле, модные дизайнеры на протяжении многих лет делают костюмы для балетов или опер. По словам Хуссейна Чалаяна, это возможность для дизайнера попробовать себя в совершенно новой сфере, подумать о создаваемых вещах в более широком контексте, а также опыт работы в команде. "Здесь приходится думать не только о том, за что ответственен лично ты, но и о проекте в целом. А, работая в моде, наоборот, часто чувствуешь себя в глубокой изоляции, — делится своими наблюдениями Хуссейн Чалаян. — Кроме того, подобные коллаборации позволяют узнать много нового и стать богаче в культурном плане".

Когда дизайнер присоединился к проекту, постановка при сотрудничестве с Rodarte и Фрэнком Гэри уже была в прокате, тем не менее работу предшественников он видел только на фото. На тот момент за плечами Хуссейна было несколько модных коллабораций, правда, в этом списке не значилось ни одного архитектора. "На начальном этапе у меня было несколько уникальных идей, однако на этот раз все было иначе, поскольку то, что я делаю, должно было сочетаться с тем, что делает Заха, так что наша работа чем-то напоминала берега, которые то сходятся, то расходятся, то снова сходятся, и так без конца", — рассказывает об особенностях работы над оперой дизайнер.

По мнению Хуссейна, разработка эскизов для театральных костюмов значительно отличается от методов, которые приходится использовать при создании нарядов для сезонных коллекций. Ведь костюмы должны носить не модели, а более реальные люди, у которых разный размер одежды, отличающиеся фигуры. Кроме того, в этих вещах актеры должны чувствовать себя комфортно, в них должно быть удобно передвигаться по сцене. "Я же не мог напялить на них все, что мне взбредет в голову, — комментирует Хуссейн. — Необходимо было удостовериться, что то, что я сделаю, подойдет для длины их шей, ширины плеч и так далее. Поэтому мне приходилось прилагать гораздо больше усилий, чем при создании моделей для подиума. Каждую вещь необходимо было разрабатывать индивидуально для каждого человека. Так как все они совершенно разные, имелись определенные сложности. Но в то же время было очень интересно наблюдать за тем, как потом эти люди играли в созданных мною нарядах, такого раньше с ними никто не делал. И это совершенно новая грань моей деятельности".

Хуссейн Чалаян — о костюмах для оперы "Так поступают все женщины"

До этого сотрудничества Хуссейн много слышал об опере "Так поступают все женщины", но не смотрел её от начала до конца. Поэтому первым делом ему пришлось ознакомиться с сюжетом. Вся история замешана на неверии, которое дизайнер обыграл с помощью вещей, меняющих свои функции или обладающих каким-то "обманчивым" элементом. То есть сначала кажется, что это одно, но потом оказывается, что другое. "Наверное, идеи, выраженные мною в костюмах, несколько абстрактны, — размышляет Хуссейн Чалаян. — С другой стороны, какой смысл обращаться к такому дизайнеру, как я, с тем чтобы просто воссоздать одежду определенной эпохи? То же и в случае с Захой". Также Хуссейн замечает, что его наряды, возможно, выглядят слишком вызывающими. Они, по его мнению, перенасыщенны разными текстурами, цветами и деталями. "Но в то же время есть в них и что-то от минимализма, — замечает дизайнер. — Так что, я надеюсь, они не станут своеобразным клише, а будут просто неожиданными".

На самом деле, в коллекциях дизайнера всегда присутствует элемент неожиданности, удивления и фантазии. Будь то платье, покрытое искусственными ногтями, или шляпа, которая удваивается как зонтик. Кое-что подобное присутствует и в постановке. Однако никаких аксессуаров среди костюмов мы не увидим, это будет только одежда. "На её создание ушло очень много времени, — рассказывает Хуссейн. — Каждый костюм довольно монументален. Обычно в моих коллекциях присутствуют вещи на разные случаи, я всегда думаю прежде всего о гардеробе. Но на этот раз каждая созданная модель — это одежда, которую надевают по особому поводу".

Дизайнер уверен, что главное не в том, чтобы костюмы преобладали над героями, а в том, чтобы они помогали актерам максимально раскрыться. "Так как есть определенная сюжетная линия и чувства, которые хотел передать режиссер (Кристофер Алден. — Прим. ред. Buro 24/7), я обязан был выполнить общую задумку. Мы работали в полной гармонии с самого начала", — говорит Хуссейн Чалаян. Эта гармония также была достигнута и в работе с архитектором Захой Хадид. "Я изначально знал, что будет делать Заха, мы часто встречались у нее, так что я был в курсе всего происходящего. Объединяющим звеном стало чувство взаимозаменяемости — элемент в ходе трансформации, который присутствует как в моих костюмах, так и в декорациях. Нам ведь не хотелось, чтобы вещи выглядели как дополнение к декорациям или чтобы декорации стали своеобразным продолжением вещей".