"Я практически не снимаю знаменитостей и редко работаю над обложками, для которых мы выбираем не профессиональных моделей, — сообщила Коддингтон. — Я всегда предпочитаю манекенщиц: одежда выглядит на них лучше и от них можно требовать того, чего от известных личностей не попросишь". Однако обложку Vogue, на которой оказались Канье Уэст и Ким Кардашьян, Коддингтон не только снимала, но и инициировала.

"Нам нужна была история о свадьбе, и я уверена, что Анна в какой-то момент думала именно об этих героях, — вспоминает Коддингтон. — Она предложила нам снять моделей, похожих на Канье и Ким, и я подумала, почему бы нам не снять их самих? Мы же Vogue!". Креативный директор глянца искренне уверена в том, что Кардашьян является воплощением современной культуры. "Я восхищаюсь ею в той же мере, что и людьми на улицах и в метро", — добавила она. По окончанию съемки восхищение Коддингтон не пропало: она заметила, что Ким очень профессиональна, а ее дочь ведет себя очень воспитанно. "Мы сделали миллионы снимков, и она ни разу не начала кричать", — говорит Грейс.

Эта съемка стала поводом для еще одной дискуссии, которая не прекращается уже долгое время: стоит ли моде пропагандировать нереалистические изображения тела. "Это палка о двух концах, — заметила Коддингтон. — Мы просто не фотографируем слишком тощих девушек. Но, с другой стороны, молодость и худоба идут рука об руку — в свои шестнадцать я тоже была довольно миниатюрной".