Джон Леннон: "Мы популярнее Иисуса"

Лана Дель Рей: "Я хочу умереть, как Кобейн"

В интервью газете London Evening Standard в 1966 году, на пике популярности The Beatles, Джон Леннон разговорился с репортером о религии, которую — в частности, христианство — он не слишком любил и считал вымирающей идеологией. Чтобы подкрепить свою точку зрения, Леннон указал на тот факт, что даже The Beatles в тот период были популярнее Иисуса. Вырванная из контекста фраза уже звучала не аргументом, а простым бахвальством, причем еще и богохульным.

Цитата: "Христианство уйдет. Растает и испарится. Мне даже не нужно пытаться спорить на эту тему; я прав, и история покажет, что так и будет. Да даже мы сейчас популярнее Иисуса — не знаю, впрочем, что раньше канет в Лету: рок-н-ролл или христианство. Вообще, Иисус был в порядке, это его ученики оказались такими толстолобыми, и то, как они извращают все его учения, рушит их для меня".

Последствия: Спустя пару месяцев интервью было опубликовано в США, журнал Datebook вышел с фразой: "Не знаю, что раньше канет в Лету: рок-н-ролл или христианство" на обложке, а цитата "Мы популярнее Иисуса" была вынесена в заголовок статьи. Сразу же после этого песни The Beatles оказались под запретом на радиостанциях двух штатов, потом начались запреты на концерты, Ватикан назвал группу "сатанинской", религиозные фанатики и куклуксклановцы начали выходить на демонстрации против музыкантов. Чтобы уладить конфликт, группе даже пришлось дать отдельную пресс-конференцию, но она ситуацию не особо исправила, потому что вместо извинений Леннон очередной раз попытался объяснить свою позицию людям, которые слушать его совсем не желали.

Канье Уэст: "Джорджу Бушу наплевать на черных"

Лана Дель Рей: "Я хочу умереть, как Кобейн"

С Канье Уэстом связано примерно миллион подобных историй, а за одну из его выходок (когда он вырвался на сцену во время вручения "Грэмми", прервал речь Тейлор Свифт и начал возмущаться несправедливой раздачей наград) его назвал придурком сам Барак Обама. Но то было все-таки не интервью. Пытался Канье повторить и выходку Джона Леннона, снявшись в образе Иисуса для обложки Rolling Stone, но реакции, подобной той, что вызвали The Beatles, он не добился — религиозные фанатики и куклуксклановцы уже устали бороться с поп-культурой. Действительно же неловкая ситуация вышла в начале сентября 2005 года, когда, спустя несколько дней после того, как ураган "Катрина" практически разрушил Новый Орлеан (и, по совпадению, спустя неделю после выхода альбома Late Registration), канал NBC проводил телемарафон в помощь пострадавшим. Канье должен был выйти вместе с комиком Майком Майерсом и прочитать дежурную вдохновляющую речь с телесуфлера, но вместо этого решил обвинить всю страну в расизме.

Цитата: "Меня воротит от того, как нас изображают в медиа. Видишь черную семью — тут же говорят: "Они мародерствуют". Видишь белую — "Они ищут еду". И знаете ли, именно потому и пришлось ждать пять дней, пока правительство пришлет федеральную помощь, что большинство пострадавших были черными. Джорджу Бушу вообще наплевать на черных!"

Последствия: Озадаченный Майерс в прямом эфире пытался сделать вид, что ничего не происходит, Уэсту в какой-то момент просто-напросто отрубили микрофон, в повторах передачи его выпад вырезали. Но бомба все равно уже взорвалась: все медиа  от BBC до The New York Times — написали об инциденте, группа The Legendary K-O записала песню George Bush Doesn't Care About Black People с семплами из речи Канье, а радиостанция NPR посвятила целый продолжительный эфир обсуждению того, действительно ли Бушу наплевать на черных. Чтобы не обострять конфликт, канал NBC спустя неделю позвал Уэста в эфир шоу Saturday Night Live, в рамках которого заодно добродушно была обсмеяна та самая речь. Росту продаж альбома Late Registrarion выходка тоже весьма поспособствовала. Отказываться от своих слов Канье, конечно, не стал, два года спустя он объяснил свой поступок тем, что, как и многие другие американцы, вообще был в тот момент не уверен, заботит ли Джорджа Буша вообще хоть что-нибудь. А вот Буш обиделся — в 2010 году в интервью он сказал: "Выпад Уэста был одним из самых отвратительных моментов моего президентства".

Боб Дилан: "Хорваты — это такие нацисты"

Лана Дель Рей: "Я хочу умереть, как Кобейн"

В конце 2012-го года интервьюер французского Rolling Stone спросил одного из главных музыкально-политических исполнителей в мире о текущем положении белого и черного населения в США. Дилан, говоря о том, что конфликты между ними до сих пор существуют, провел несколько аналогий, в результате которых получилось, что все хорваты приравниваются к нацистам и куклуксклановцам.

Цитата: "Черные знают, что многие белые не хотели бы отказываться от рабства. Если бы эти люди добились своего, чернокожие до сих пор носили бы ярмо — они не могут притворяться, что этого никто не знает. Если в ваших жилах течет кровь рабовладельца или члена клана, черные чувствуют это. Это заметно по сей день. Точно так же евреи могут чувствовать нацистскую кровь, а сербы — хорватскую".

Последствия: Члены хорватской общины Франции негативно отреагировали на интервью, а чуть позже подали в суд — в конце 2013-го года стало известно, что их заявление принято и Дилану на полном серьезе грозит до года тюрьмы за разжигание ненависти. Впрочем, в апреле 2014-го года судья снял с Дилана все обвинения, хотя дело на этом не закончилось — теперь вместо музыканта ответчиком выступает издатель французского Rolling Stone.

Джек Уайт: "The Black Keys, хватит меня копировать"

Лана Дель Рей: "Я хочу умереть, как Кобейн"

Во время слушаний о разводе бывшего фронтмена White Stripes прессе удалось достать часть материалов дела — переписку с теперь уже бывшей женой. Как выяснилось, в одном из писем Уайт крайне неблагоприятно отозвался о коллеге, лидере The Black Keys Дэне Ауэрбахе, всерьез считая, что The Black Keys "копируют" Уайта. В частности, Уайт считал, что Ауэрбах специально отправил своего сына в ту же частную школу, в которой учился и его сын.

Цитата: "Я не хочу, чтобы дети были вовлечены в это дерьмо. Это же получится, что 12 лет мне придется на родительских собраниях с ним рядом сидеть. А ему достанется еще одна возможность следовать за мной по пятам, копировать меня и пытаться втереться в мой мир. Знаете, в школах бывают такие дети, которые одеваются как все, потому что не могут ничего придумать сами — вот и музыканты такие бывают. Я часто слышу музыку в рекламных роликах, которая настолько похожа на мою, что я думаю, что это я сам и написал, просто потом забыл. В половине случаев это потом оказываются The Black Keys."

Последствия: Конечно, в первую очередь, нехорошо распространять и читать чужие письма, но Уайт действительно выглядел в них сумасшедшим параноиком. Сам Ауэрбах оказался крайне учтив и сказал в ответ, что люди говорят всякое в личных разговорах и зла он не держит. Загвоздка в том, что попытка Дэна замять скандал произошла до того, как вышло процитированное выше уточняющее интервью Rolling Stone. Когда оно все-таки было опубликовано, Уайт стал выглядеть совсем нелепо. Пару дней спустя он опубликовал официальное заявление, в котором извинился перед всем миром, The Black Keys, Ланой Дель Рей, Даффи и прочими, и инцидент как бы стал считаться исчерпанным.

Лана Дель Рей: "Я хочу умереть, как Кобейн"

Лана Дель Рей: "Я хочу умереть, как Кобейн"

Журналист The Guardian Тим Джонзе готовил профайл певицы Ланы Дель Рей к выходу ее нового альбома Ultraviolence. Одной из главных тем его исследования был мрачный образ певицы и то, как она романтизирует смерть; неудивительно, что во время разговора Джонзе спросил Дель Рей, хочет ли та сама умереть.

Цитата: "Вот бы я уже мертва была", — сказала Лана Дель Рей совершенно неожиданно для меня. Она рассказывала о своих героях, в том числе об Эми Вайнхаус и Курте Кобейне, и я заметил, что их объединяет смерть в молодости. Тогда я спросил, считает ли она, что в этом есть что-то роскошное. "Не знаю. Да. Я правда хочу этого", — сказала она. (Из статьи в The Guardian).

Последствия: Выступление Дель Рей несказанно разозлило Фрэнсис Бин Кобейн, дочь Курта, которая в серии твитов сообщила Лане что-то вроде "Я из-за этого никогда не узнаю своего отца, а ты — пустышка". Дель Рей пыталась сначала свалить всю вину за интервью на журналиста — дескать, сначала прикидывался фанатом, а потом начал задавать провокационные вопросы. Джонзе в ответ резонно заметил, что, когда тебя спрашивают, считаешь ли ты смерть привлекательной и хочешь ли умереть, всегда можно ответить "нет". Позже Дель Рей ответила лично Фрэнсис Бин Кобейн, сказав, что любит только музыку ее отца, а его смерть в молодости "классной" совсем не считает. Так или иначе, что-то в промокампании Ultraviolence явно пошло не так.