Вопреки устоявшемуся мнению о том, что фотограф должен запечатлевать душу человека, Тоскани считает, что хороший фотограф должен снимать своего персонажа по-новому. "Когда я фотографирую человека, мне все равно, какая у него исто­рия. Я превращаю его в персонажа, которого хочу видеть. Это единственно правильный способ создать портрет", — заявляет Оливьеро. Вообще о природе фотографии и искусстве быть хорошим фотографом Тоскани говорит много. "Всякому фотографу нужно выработать собственный язык, как можно более индивидуальный. У меня свой язык есть. Надеюсь, меня понимают. Если нет — что ж, очень жаль". Поверить в то, что ему искренне жаль, удается с трудом: уж очень часто Тоскани совершал вещи, которые явно недопонимали многие. Например, серия довольно скандальных фотосессий для Benetton. "Все спрашивают: что случилось между мной и Лучано Бенеттоном после того, как я снял в рекламе бренда приговоренных к смертной казни и поднялся скандал? Так вот, ничего не случилось. Мы по-прежнему дру­жим. Я сделал работу так, как считал нужным, остался доволен и захотел уйти", — рассказывает Тоскани. А схема успеха по философии фотографа и вовсе невероятно сложна: "Чтобы творить добро, нужно быть живым. И важно быть удачливым. Ты должен родиться в правильном месте, с правильными мозгами, среди правильных людей, получить правильное образование, правильно выбрать себе судьбу". Всего-то ничего.

Toscani