В одном из интервью Рид Кракофф признался, что задолго до того, как заявить о себе в моде, он мечтал быть художником или, на худой конец, арт-дилером. Прежде чем поступить в Школу дизайна Parsons the New School for Design, он изучал живопись в школе при Бостонском музее изящных искусств и успел поработать модным иллюстратором в доме Ralph Lauren до того, как занял пост вице-президента и креативного директора Tommy Hilfiger, с которого и началась его карьера как дизайнера. Впрочем, не будет преувеличением сказать, что искусство явно или незримо присутствует во всех аспектах его жизни.

Ф

Сначала Рид начал коллекционировать книги, а позже и предметы искусства. Затем стал увлекаться фотографией, и скоро в издательстве Assouline выйдет его новый альбом со снимками современных художниц, в числе которых Джули Мерет, Эллиот Пакетт и Татьяна Труве. Рид успел попробовать себя и в качестве индустриального дизайнера. Со своими предметами он даже участвовал в миланской мебельной ярмарке, которая проходила в апреле. И, конечно, наряды из коллекций его одноименного бренда, который дизайнер основал в 2010 году и ради которого год назад оставил пост креативного директора в Coach, насквозь пропитаны работами художников, скульпторов и архитекторов. "Я всегда смотрю на разные стороны искусства и дизайна, воодушевляясь тем, как они связаны между собой и почему, — рассказывает Рид Кракофф о том, как ему удается соединять разнородные источники вдохновения во время работы над коллекцией. — Основная идея заключается в том, чтобы изменить вещи, которые мы видим, но при этом не позволить им перестать функционировать". Редакции Harper's Bazaar Рид рассказал о конкретных произведениях искусства, вдохновивших его на создание отдельных моделей из последней осенне-зимней коллекции.

Например, объекты из войлока Йозефа Бойса воодушевили дизайнера на создание серого брючного костюма асимметричного кроя в мужском стиле. "Йозеф Бойс взял войлок и создал с его помощью одежду, бытовые предметы, обертки для бутылок и даже фортепиано, — говорит Рид. — Мне настолько понравилась игра между промышленными и органическими предметами, что, вдохновившись его работами, мы создали еще и коллекцию серых стульев из войлока с геометрическим каркасом из фанеры". Сочетание обтекаемых женственных форм с резкими, рваными краями и грубой отделкой в коллекции продиктовано творчеством Джона Чемберлена. По мнению Рида, "скульптуры Джона Чемберлена способны передать индустриальную, маскулинную, необработанную экспрессию в её столкновении с более открытой фемининностью". "У нас есть и ряд образов со своего рода индустриальным кольцевым металлическим кружевом, которое напоминает скульптуры Аниша Капура", — продолжает дизайнер, имея в виду вставки на одежде в форме полотен, состоящих из соединенных между собой колец.

Присутствует в коллекции и насыщенная цветовая гамма американского художника Эльсуорта Келли, известного своими пластичными работами, изображающими четкие геометрические фигуры интенсивных оттенков, которые сам он называет не иначе как "картинами-объектами". "У Эльсуорта Келли фундаментальный подход к цвету, — объясняет дизайнер. — Он использует целый ряд основных цветов, на которые я ссылаюсь, например, в ансамбле, выполненном в ядовито-желтом цвете". "Ив Кляйн берет чистые цвета и создает с их помощью нечто шокирующее и дисгармоничное, что-то вроде этих синих элементов", — описывая стиль французского художника, Рид ссылается на полотно ANT 130 из серии "Антропометрии" 1960 года, вдохновившее дизайнера на создание серии асимметричных платьев насыщенного кобальтового цвета. Живопись Кристофера Вула, являющаяся, по мнению дизайнера, "весьма жестикуляционной и непосредственной", превратилась в изящные абстрактные мотивы, где-то напоминающие хищный змеиный окрас и украсившие сложноскроенные платья и юбки-карандаш. "Мне всегда хотелось добиться одновременного взаимодействия между мужским и женским, архитектурным и текучим", — объясняет свою задумку Рид Кракофф. Идеей для некоторых принтов послужили и настенные рисунки Сола Ле Витта. "Меня привлек аспект иллюстрации, выполненной от руки, поэтому я и нарисовал линии самостоятельно", — говорит дизайнер.

Черно-белые браслеты, украсившие запястья моделей во время показа, навеяны работами итальянского архитектора и дизайнера Этторе Соттсасса, одного из самых выдающихся представителей группы "Мемфис". "Его подход к созданию предметов мебели и к индустриальному дизайну был богат на геометричные формы и графичные элементы, а также предполагал соединение разных цветовых оттенков с черно-белой гаммой", — рассказывает Рид Кракофф. Дизайнер вспоминает и керамику Ханса Копера, который, по его словам, снова на пике популярности. Объекты влиятельного немецкого гончара, выполненные в форме яйца или овала, послужили для дизайнера отправной точкой при создании закрытой обуви на высоком толстом каблуке.

Во время работы над моделями из осенне-зимней коллекции Рид Кракофф попал на выставку Марка Ньюсона в Филадельфии. "Обстановка напоминала комнаты дома с абстрактной версией гаража, спальни и кухни. Были представлены автомобиль, доска для серфинга, керамика, мебель и сиденья его авторства, — делится своими впечатлениями дизайнер. — Я решил взять за идею исследование его точки зрения и характерного ему процесса работы". Рид Кракофф восхищается и невесомой архитектурой Томаса Файфера, не называя при этом конкретные образы, навеянные стилистикой американского архитектора. По-видимому, его уникальные сооружения послужили примером для создания мягких силуэтов за счет наслоения разнофактурных тканей в сине-бело-черной гамме.