Поиск

Основной инстинкт, или Как мозг воспринимает красоту? Отвечает нейрофизиолог Нана Войтенко

Основной инстинкт, или Как мозг воспринимает красоту? Отвечает нейрофизиолог Нана Войтенко

Чем полезна новая наука нейроэстетика

Текст: Buro 24/7

Фото: Getty Images,
Unsplash

"Наука — это она"

 "Наука  это она"  образовательный проект STEM is FEM, созданный при поддержке "ООН. Женщины" и "ЮНИСЕФ Украина". Цель проекта  поощрение молодых женщин и девушек к выбору STEM-специальностей (наука, технологии, инженерия, математика) и развитию карьеры в этой сфере. В его рамках прошел всеукраинский молодежный конкурс эссе о женщинах-ученых. Пять современных иллюстраторов создали портреты 12 украинских женщин-ученых, а девушкам от 14 до 21 года было предложено написать эссе о том, чем они их вдохновляют. 

Специально для BURO., мы поговорили с одной из ученых проекта "Наука  это она", нейрофизиологом Наной Войтенко, о нейроэстетике  науке, которая использует нейрологию для объяснения и понимания эстетического опыта.

Основной инстинкт, или Как мозг воспринимает красоту? Отвечает нейрофизиолог Нана Войтенко (фото 1)

Нейроэстетика как наука появилась в 20-е годы прошлого столетия и является предметом интереса нейрофизиологов, психологов и философов. Большинство теорий в рамках этого учения остается гипотезами. Пока нет прибора, который мог бы измерять человеческую мысль. Максимум, что мы можем сделать,  измерить при помощи функционального МРТ активность тех или иных отделов мозга при выполнении определенных задач или при восприятии каких-то образов. Тем не менее есть некоторые закономерности, которые действительно можно определить на основе общих знаний психологии, философии и физиологии. Как нейрофизиолог я могу рассуждать об этом, опираясь на знания об устройстве мозга.

Как мозг меняет свое мнение? Почему в разные эпохи стандарт телесной красоты менялся радикальным образом  от пышных форм до мальчишеских пропорций?

У каждого человека есть своя субъективная реальность, которая формируется под воздействием внешних факторов  воспитания, окружающей среды, жизненного опыта. Если нам с экранов телефонов и телевизоров (а в прошлом  с полотен картин модных художников) транслируют определенный идеал красоты, то наша субъективная реальность, естественно, меняется. Кроме того, нужно учитывать взаимодействие лимбической системы, где формируются эмоции, с префронтальной корой, где у нас происходит анализ. У людей способность анализировать входящую информацию  разная.

Основной инстинкт, или Как мозг воспринимает красоту? Отвечает нейрофизиолог Нана Войтенко (фото 2)
Эдвард Буёрн-Джонс, “Филлида и Демофонт”,1870 

У кого-то может преобладать эмоция над мыслью, у кого-то наоборот. Скажем, кому-то доставляет удовольствие всегда "быть в тренде", и потому изменение стандарта красоты, особенно в моде, для определенных людей может меняться очень быстро.

Наш мозг в отношении идеала телесной красоты находится под влиянием функциональной необходимости. "Гладка та гарна"  до сих пор старушки в украинском селе так назовут пышнотелую девушку. Ее красота функциональна, потому что женщины в селе, в недавнем прошлом, должны были много работать и рожать.

При этом уже в 1960-70-е городская женщина должна была обладать большей мобильностью и, соответственно, быть более атлетичной  под воздействием этого менялся и стандарт красоты. Сегодня женщины в Украине рожают в большинстве случаев одного ребенка, максимум  двух, и у них в распоряжении есть целый арсенал технических приспособлений, которые упрощают жизнь мамы. Так что даже субтильная девушка может справиться с этой ролью. В пышнотелости больше нет практической пользы.

Основной инстинкт, или Как мозг воспринимает красоту? Отвечает нейрофизиолог Нана Войтенко (фото 3)
Фотограф и писательница София Яблонская, 1930-е

Каноны красоты лица, заложенные на генетическом уровне, опять же зависят от функциональности. Гладкая кожа  это признак здоровья. Привлекательность  это механизм, при помощи которого люди успешнее реализуют свой основной инстинкт продолжения рода, равно как и удовольствие от секса и состояния влюбленности. Разумеется, для продолжения рода нужно выбирать лучшего партнера. Лучшего = здорового. Наш мозг всегда будет подсказывать: красивый  это здоровый.

Идеалы красоты ранее были более локальными, теперь стремятся к унификации. Увидев инстаграм Ким Кардашьян, многие девушки могут для себя решить, что им проще быть похожими на нее, а не похудеть на 20 кг и стремиться к стандарту подиумной модели, все еще невероятно популярному. Однако мир становится более инклюзивным. Каждый может выбирать свою субъективную реальность.

Как быстро меняется эстетический стандарт? Мозг пластичен и впитывает тренды той среды, где пребывает человек. Например, я росла в Баку, где у девушек было принято ярко, по-восточному, красить глаза. После я поступила в Московский физико-технический институт, где у девушек макияж считался чуть ли не дурным тоном. Поначалу, у меня это вызвало когнитивный диссонанс, потому что мой мозг не сразу был готов воспринять такую норму, но адаптировался довольно быстро.

Почему женщины в некоторых обществах перестают выбирать красивых маскулинных партнеров? Мы, женщины, подсунули нашему мозгу понимание того, что для долгой счастливой совместной жизни просто красоты недостаточно. Мы ищем партнера для долгих отношений, а не просто для продолжения рода, и потому ожидаем, что наш партнер сможет обеспечивать семью и воспитывать детей. Современные женщины быстро понимают, присутствуют ли желаемые параметры  ум, трудолюбие, состоятельность  в потенциальном партнере. Ничего удивительного в том, что для многих современных женщин состоятельность партнера превалирует над его физической красотой. Состоятельные люди для многих привлекательны именно из-за качеств, благодаря которым они "состоялись"  трудолюбие, ум, креативность, предприимчивость.


Оценивать партнера по многочисленным критериям, включая умственные способности, (а не только по физическим параметрам) женщины начали тогда, когда человечество вышло из первобытно-общинного строя.


Ведь тогда жизнь женщины буквально зависела от того, быстро ли твой мужчина бегает. Как только человеческая деятельность стала связана с интеллектуальным трудом, критерии изменились.

Основной инстинкт, или Как мозг воспринимает красоту? Отвечает нейрофизиолог Нана Войтенко (фото 4)
Питер Пауль Рубенс, “Борей похищает Орифию” ,1620

Сегодня мы принимаем во внимание признаки, неочевидные и нетипичные для стандартного набора идеального партнера. Люди ставят себе задачу найти родную душу, а не родное тело. Душа  это наше сознание, то, что генерирует наш мозг, потому мы ищем по сути "родной мозг", с которым нам будет интересно, с которым нас будут объединять общие ценности. Раньше целью семьи было родить больше детей и прокормить их, мужчины и женщины были заняты выполнением своих отдельных задач. Сейчас мы объединяемся в союзы, чтобы сделать свою жизнь более интересной, потому приоритеты меняются и стандарты красоты соответственно. Приведет ли это к более низкой рождаемости? Возможно. Но и выживаемость детей резко увеличилась в развитых странах. Растить детей стало намного проще, и делать это вместе с "родным мозгом" доставляет массу удовольствия.

Сейчас происходит принятие идеи того, что гендерная идентичность может быть разной. Пол ребенка закладывается на ранних этапах развития эмбриона. В некоторых случаях мозг начинает развиваться по женскому пути, а тело  по мужскому или наоборот. Такое несоответствие ранее рассматривалось как патология В Англии, например, до недавнего времени гомосексуализм принудительно лечили гормонами. В некоторых странах за это дают статью, вплоть до смертной казни. Сейчас в открытых обществах люди начали говорить о гендере, проводить исследования и принимать соответствующие законы. Несоответствие химической машинерии мозга внешним половым признакам сейчас рассматривается как форма развития. Но пока до идеала нашему обществу далеко. Поэтому я недоумеваю, когда слышу разговоры о том, зачем же нам все эти марши равенства и ЛГБТ-прайды, зачем это всё рекламировать и смущать детей, девочка мол, должна любить мальчика, мальчик  девочку, а те, кто выпадают из этой схемы, пусть себе тихонько сидят, их уже никто не трогает.

Когда-то ненормальным считалось избирательное право для женщин, и нашими прабабушками оно добывалось в тяжелой борьбе. И сейчас это стало нормой. То же самое с сегрегацией. Я уверена, что рано или поздно различные гендерные идентичности будут восприниматься нормально. Чтобы общество пришло к этому, надо признать тот факт, что проблема гендерной идентификации важна и не придумана, а невозможность и опасность принять себя таким, какой ты есть, делает людей несчастными. Такая проблема реально существует. Это проблема конкретных людей, хороших людей, которые абсолютно не виноваты в том, что они родились, например, с определенным цветом глаз. Мы же не пытаемся принять закон, который ограничит в правах людей, например, с голубыми глазами.

Если вообще говорить о "нормальности" нашего мозга, то надо понимать, что психологическая норма и патология  это не два дискретных состояния. Это некий отрезок развития от совершенной нормальности, которая тоже трудно определяется, до тяжелой патологии. Для того, чтобы понять, что ломается в мозге при различных психических отклонениях, нужны исследования, в большинстве случаев дорогие и достаточно нетривиальные. Очень сложно и не всегда возможно исследовать мозг живого человека, потому ученые проводят исследования на лабораторных животных. Их специально выращивают, чтобы потом принести в жертву науке. Я уважаю мнение тех, кто выступает против исследования на животных. Однако мы должны понимать: чем меньше будет исследований на животных, тем меньше у нас шансов разобраться, как работает человеческий мозг. Ведь наш мозг  самая сложная материя в известной нам Вселенной.

Читайте также: Женская красота глазами самих женщин: Появился журнал, воспевающий разнообразие тела.

 

Больше