Поиск

Ар-брют, искусство аутсайдеров и наивное искусство: Разбираемся в терминах инклюзивного искусства

Ар-брют, искусство аутсайдеров и наивное искусство: Разбираемся в терминах инклюзивного искусства

К открытию онлайн-выставки "Резиденція Нормально"

Текст: Екатерина Яковенко

Разбирается куратор выставки Екатерина Яковенко

16 ноября открывается онлайн-выставка "Резиденція Нормально". Это результат совместной работы инклюзивной мастерской "Ателье" с Goethe-Institut Ukraine в сотрудничестве с Touchdown21 и The Naked Room. В канун открытия куратор выставки Екатерина Яковенко разбирается в истории инклюзивности в искусстве.

Разбираемся в терминах

В 17 лет французский художник и скульптор Жан Дюбюффе переехал в Париж  тогда центр мировой культуры. Там он познакомился с разными людьми, представителями различных направлений культуры. Но поистине его мир перевернула книга Ганса Принцхорна "Живопись душевнобольных" (1922). Монография настолько впечатлила художника, что, разочаровавшись в своих работах, он вернулся в родной город Гавр и с 1925 года занялся семейным делом  виноделием. Но искусство он не бросил. Жан Дюбюффе начал собирать коллекцию искусства  его интересовали работы, созданные непрофессиональными мастерами и преимущественно людьми из маргинальных социальных групп: душевнобольными, инвалидами, заключенными, одиночками, детьми. Именно Жан Дюбюффе для описания своей коллекции придумал термин АР-БРЮТ (с французского  "грубое искусство"), которым и до сих пор маркируют практику непрофессиональных художников. Правда, со временем этот термин начали подвергать критике.

Позднее в английском языке возник синоним  ИСКУССТВО АУТСАЙДЕРОВ (outsider art), однако же этот термин уже включал в себя не только "грубое" и "примитивное" искусство, но и искусство других групп, оказавшихся на обочине жизни и художественного мира. Этот термин также подвергается критике, но уже из-за его широты, ведь сюда можно отнести как художников без профильного образования, так и художников с профессиональным образованием, но не обладающих возможностями выставляться в мировых галереях.

Например, когда кураторы полтавской галереи JUMP взялись изучать контекст местного искусства в 1990-е, они обратили внимание на невстроенность художников в мир современного искусства. Авторы сознательно избегали любых возможностей привлечь их в галереи и музей. В то же время они создавали безумные работы, да и всю их жизнь можно приравнять к перформансу. Куратор галереи Антон Усанов обозначал, что эти художники  аутсайдеры. Пребывая далеко в провинции, они всячески подчеркивали свой маргинальный статус, превращая эту иронию в предметы искусства. Они сознательно выбирали форму, темы и концептуализировали свою исключенность из художественных процессов. Результаты исследования полтавчан можно увидеть в книге "ДуСт: неформальное искусство 90-х".

Еще одним термином, которым обозначают искусство самоучек является НАИВНОЕ ИСКУССТВО. Его отличительная черта — неправильное использование перспективы, изменение пропорций и заметное глазу аматорство.

И ар-брют, и искусство аутсайдеров, и наивное искусство часто характеризует чистое сознание автора, его искренний, наивный подход к предмету своего творчества. Такое искусство также называют "чистым", ведь оно лишено дополнительных оценок, смыслов и контекстов. Художники этих направлений видят все иначе. Это не всегда так. На выставке "Точка, линия, возможности", которая сейчас проходит в PinchukArtCentre и представляет работы художников направления ар-брют, представлена работа, где художник Алексей Овдиенко также обращается к приему белому на белом. Это цитата поисков авангардиста Казимира Малевича. На пути к супрематизму и полному отказу от живописи он экспериментировал и создал три разных квадрата: черный, красный и белый.

Если у художника нет профильного образования, значит ли, что он  аутсайдер?

Несмотря на то что Жан-Мишель Баския с детства ощущал потребность в рисовании, он никогда не учился в профильных художественных заведениях. Его образованием были книги, походы в музеи и обсуждение того, что он видел. Известность пришла к художнику после того, как он начал оставлять на стенах надписи SAMO или SAMO shit. Этот ник сразу стал известен среди граффити-райтеров. О нем писали газеты, но художника это не устраивало, он стремился к большей славе. Однажды он подошел в кафе к Энди Уорхолу, которого впечатлил своими работами и той скоростью, с которой он их создавал. История знакомства Баскии и Уорхола легендарная. Впечатленный умением и талантом молодого автора, Уорхол начал сотрудничество с художником, став для него настоящим наставником. В свои 22 года он стал самым молодым художником крупнейшей выставки современного искусства Documenta. Умер Баския в 27 лет. Сегодня Баския  один из самых известных и востребованных авторов, он  одна из ведущих фигур неоэкспрессионизма.

Еще один пример Катерина Белокур. Художница всю жизнь мечтала творить, но ее творчество не поощряли в семье. Однако, несмотря на запреты, она не бросала живопись. У Белокур не было не то что художественного образования, у нее не было никакого образования, даже документа, подтверждающего окончание семилетней школы. Судьба художницы складывалась достаточно трагично, но благодаря своему таланту и стараниям, ее работы появляются на выставках в музеях, а художницу приглашают в Союз художников УССР. Сегодня ее картины известны по всему миру. Это пример сложного восприятия мира, желания красоты и свободы, несмотря на голод, войну, бедность и отсутствие близких людей рядом.

Сегодня художественный мир разнообразен и открыт к экспериментам. Множество художников, которые сотрудничают с галереями и музеями, не обладают профильным образованием. Философы, писатели, программисты и самоучки оказываются в равных условиях. Выстраивая свои связи, художественные институции интересуются не тем, какая школа стоит за художником, художницей или группой, а тем, какое искусство создается этими людьми.

Мастерские и ателье

Часто альтернативой профильным академическим курсам являются мастерские и ателье, где художники с особенностями развития, аутсайдеры и самоучки находятся в плотном диалоге со своими более опытными коллегами. Обучение в таких мастерских часто построено именно на процессе диалога, на пережитом совместном опыте. Часто структура подобных заведений построена в нескольких направлениях  создание произведений искусства и программы обучения. Иногда к этому добавляется еще и функция продвижения данных работ в музеи и галереи, а также популяризация.

В Украине есть два примера подобных мастерских  "Мастерская возможностей" в PinchukArtCentre и "Ателье Нормально", которая возникла благодаря воркшопам, инициированным Гете Институтом в Украине. Опыт обеих мастерских является уникальным. Результатом четырехлетнего опыта "Мастерской возможностей" стала выставка "Точка, линия, возможности" (кураторы  Катерина Бучацкая и Ольга Шишлова), а следствием диалогов и сотворчества участников "Ателье Нормально"  две выставки: "Что важно" (международная) и "Ателье Нормально". Работы художников также были показаны на разных коллективных выставках, а видео включены в международные показы. Сегодня художники "Ателье Нормально" являются резидентами специальной художественной коллаборации от Goethe-Institut Ukraine в сотрудничестве с Touchdown21 и The Naked Room, которая финансируется Министерством иностранных дел Федеративной Республики Германия. Каждую неделю они устраивают совместные онлайн-встречи, где обсуждают культуру, традиции и опыт своих стран. А результатом этих бесед становятся новые художественные работы, с которыми можно будет ознакомиться онлайн 16 ноября, а также на страницах специального журнала.

Это не детские работы и не просто рисунки!

Очень часто работы художников ар-брюта называют "детскими", и потому о подобном искусстве думают, что его создают дети. На самом же деле творчество приходит к людям в разное время  у кого-то с самого детства, а у кого-то уже в сознательном возрасте. Самая яркая история  история художницы из села Алешки Херсонской области Полины Райко, которая начала рисовать в свои 90 лет. Всю жизнь она занималась семьей и хозяйством и вела достаточно традиционный образ жизни, который ничем не отличается от уклада других семей. Однако же пережив несколько личных трагедий за несколько лет: потеряв мужа, сына и дочь, — она ощутила желание пережить свою боль через творчество. Райко обрисовала стены своего дома, вплоть до лампочек, создав собственную мифологию, основанную как на советской визуальной культуре, так и на собственных представлениях об идеальном мире. В ее доме повсюду "летают" ангелы и птицы, которые становятся символическими оберегами. Образы Райко наивны и просты. На росписи художница тратила все свое время, силы и средства. Сегодня ее дом  место паломничества туристов и любителей искусства. Благодаря художникам из Херсона был создан Фонд Полины Райко, который занимается популяризацией ее творчества и сохранением наследия. В 2018 году Исследовательская платформа PinchukArtCentre воссоздала одну из комнат Полины Райко для выставки "Свое пространство". Поместив работу в "белый куб", они актуализировали искусство художницы в поле современного искусства.

Часто искусство этого направления представляется как графические работы. Но есть также множество примеров, когда в подобном стиле создают скульптуры, живопись и даже кино. Яркий пример  киносценарии Александра Стешенко. Его "Международные двери в Европу"  это ироническая работа о современной геополитике. Работа построена в виде диалогов стран, которые пребывают в поисках ключей от Украины. Диалоги каждой страны построены на стереотипном представлении об этих странах и их культуре. И только когда эти диалоги озвучены, возникает ощущение дискомфорта от собственных рамок, в которые мы помещаем другие культуры и общества. Стешенко реагирует на современность через клише, усиливая их и доводя до абсурда. Видео было показано на кураторской выставке Никиты Кадана "Сегодня мы будем изобретать нации" в Кмитовском художественном музее.

Выставляют ли такое искусство в музеях?

Ар-брют, искусство аутсайдеров, а также наивное искусство часто можно увидеть в различных музеях и галереях, в том числе и в Украине. Многие работы художников-самоучек ХХ века находятся в частных коллекциях, а также преимущественно в собраниях музеев декоративно-прикладного искусства. Однако не только классические и традиционные музеи способны хранить и показывать ар-брют и наивное искусство, определенный контекст создают ему и галереи и музеи современного искусства.

Нужно ли сохранять подобное искусство?

Вопрос сохранности  один из важных. Из-за хрупкости работ, а также равнодушия окружающих, это искусство, как и любое другое, оказывается под угрозой. Подобная ситуация сложилась с работами Олега Митасова  художника из Харькова, который со второй половины 1980-х до середины 1990-х расписывал свою квартиру, стены своего дома и района. Митасов  яркий представитель ар-брюта и творчества душевнобольных. Его называют культовой фигурой своего времени. Он, как и Райко, тратил свои средства на краску, которой потом оставлял послания на стенах. После того как Митасов умер, его квартира еще какое-то время оставалась нетронутой. Однако через несколько лет родственники художника сделали в ней евроремонт. Исчезли и практически все росписи, которые художник оставлял в городе. Фактически о Митасове остался лишь миф и несколько публикаций в культовом для 1990-х журнале "НАШ".

Совершенно другой пример  работы Параски Плитки-Горицвет, художницы-самоучки из Криворовни Ивано-Франковской области. Сегодня ее дом  это музей. История художницы и ее работы были показаны в Мыстецком Арсенале во время выставки "Преодоление гравитации". Сказки, рисунки, картины, фотографии, вышивки  художница будто не могла остановиться, она наслаивала работы одна на другую, создавая свою собственную вселенную. Но если ранее были известны ее прикладные работы, то выставка показала еще и фотоархив огромный этнокультурологический материал, который говорит о своем времени лучше любого документа.

Ар-брют и современное искусство

В этом тексте уже неоднократно шла речь о том, что ар-брют, искусство аутсайдеров и наивное искусство часто представлены в музеях и галереях. Но помимо этого они еще часто "перерабатываются" и осмысляются другими современными авторами, работающими с разными жанрами и темами.

Известно, что народное искусство и искусство самоучек вдохновляли Александру Экстер, Казимира Малевича и других художников начала ХХ века.

Вдохновлялся творчеством душевнобольных и херсонский автор Станислав Волязловский. В одном из интервью Волязловский вспоминал о том, как появился его интерес к поиску и изучению ар-брюта. Однажды художник Юрий Соломко обратил внимание на специфику работ Волязловского, отметив, что она близка к тому искусству, которое делают душевнобольные. С тех пор Волязловский начал изучать искусство аутсайдеров, читать его историю и вдохновляться им. Сам художник признавался: "Да, это, так сказать, "народное искусство". Людям все это близко. Все помнят, как в детстве заходишь в общественный туалет, а там все расписано. Я апеллирую к этим, всем понятным, образам. С другой стороны, это ведь коммуникация. Я создаю текст, какую-то часть люди понимают, какую-то понимают не все. Мои произведения открыты для интерпретаций, люди находят в них свои смыслы [...] Я  художник-аутсайдер. Я творю то, что считаю нужным, и так, как мне видится". Эту фразу он сказал, будучи номинантом премии Казимира Малевича, еще не зная, что эта премия достанется именно ему.

Наивное искусство и мода

Искусство самоучек вдохновляло разных людей, в том числе и модных дизайнеров. Яркий пример  мастерская в селе Скопцы, которая существовала благодаря поддержке художницы Евгении Прибыльской. Прибыльская окончила Киевское училище живописи и первое время работала как живописец. Но вскоре она обратила свое внимание на изучение народного искусства и преподавание художникам-самоучкам. На протяжении 19081910 годов она исследовала традиции ткачества и вышивки. А благодаря ее протекции "народных художников" стали известны многие талантливые авторы: Анна Собачко, Параска Власенко, Наталья Вовк. Прибыльская активно сотрудничала с мастерской современного костюма Надежды Ламановой и с "Коверкустэкспортом", соединяла народные традиции с модерным подходом.

Подобные эксперименты интересовали и Александру Экстер. Она не единожды посещала Скопцы и часто возвращалась оттуда вдохновленной. Увиденное там помогало ей создавать уникальные формы и образы костюмов для тогдашних авангардных театров.

Больше информации о выставке можно найти здесь.

Читайте также:

6 подій, проєктів і виставок, які ввійшли в історію СучУкрАрту.

"Мыло  очень хрупкий материал, а по консистенции схоже с телом человека", Мария Куликовская.

4 украинки вошли в одну из самых ожидаемых книг о фотографии во Франции.

 

 

Больше