Поиск

Изабель Юппер: \"Я была бы идиоткой, если бы не сомневалась\"

Изабель Юппер: "Я была бы идиоткой, если бы не сомневалась"

Интервью Buro 24/7

Текст: Buro 24/7


Актриса о насилии, инстаграме и платьях на "Золотых глобусах"

В украинский прокат вышла трагикомедия Михаэля Ханеке “Хеппи-энд”, одну из главных ролей в которой исполнила Изабель Юппер. Главный редактор Buro 24/7 Алексей Тарасов встретился с актрисой в Париже и узнал, как быть умной.


Мне показалось, что “Хеппи-энд” Ханеке о том, что технологии еще больше подчеркивают наши пороки и недостатки. Вы вот зачем инстаграм себе завели?

А я даже не знаю, как туда заходить. Все это от меня очень далеко. Я не чувствую себя испорченной из-за того, что у меня есть инстаграм. Я не похожа на героев Ханеке, с головой погруженных в мир интернета. Я все еще стою обеими ногами на Земле. Честно говоря, вообще не представляю, зачем мне инстаграм. Наверное, стоит задуматься об этом. И, возможно, уже завтра я положу этому конец.

Ой, нет, вы что – вы же разобьете тысячи сердец. Давайте лучше о другом: после 4 фильмов с Михаэлем Ханеке у вас появилось право голоса на съемках?

А он не такой уж маниакальный контролер, как все думают. С Ханеке очень легко работать. Он очень прагматичный, очень конкретный режиссер. Именно поэтому мы так хорошо ладим. Он мастер точных движений, он всегда знает, куда поставить камеру, как выстроить кадр. Кроме прочего, он совершенно лишен сентиментальности.

Возможно, поэтому “Хеппи-энд” выглядит очень-очень черной, но все-таки комедией.

В фильме много юмора и иронии, но мы не играли так, будто это комедия. Впрочем, иронии было много и в “Пианистке”. Это, кстати, характерная черта больших имен австрийской литературы вроде Томаса Бернхарда. Именно чувство юмора помогает Ханеке держать дистанцию со своими героями. Эта дистанция позволяет ему не испытывать лишних эмоций, а быть холодным и ироничным.

Вы наверняка из всех картин Ханеке “Пианистку” больше всего любите?

Люблю все его фильмы, в которых снималась я. “Пианистка”, конечно же, была для меня невероятным приключением. Попасть в кино Ханеке по роману Эльфриды Елинек – это было что-то потрясающее.

Это один из тех персонажей, которые ставят зрителей в очень неудобное положение. Она вызывает неудобные мысли. Это женщина, которая хочет все контролировать: в том числе свою сексуальную и эмоциональную жизнь. Ей предстоит научиться тому, что такое компромиссы, ведь в жизни иногда нужно идти на компромиссы, иначе ты умрешь. И она хочет умереть, но даже на это не способна. Ей не удается даже умереть, как это делали романтические персонажи XIX века. Она во всем терпит неудачи.

Вы одна из самых бесстрашных современных актрис. Откуда берется эта отвага?

Отовсюду и ниоткуда. Если бы она бралась откуда-то, это бы значило, что я могу осознавать такие вещи. Я не рассматриваю подобные роли как опасность, как вызов или как храбрость. Это чистый инстинкт. Я никогда не сомневаюсь – точнее, сомневаюсь, иначе была бы совсем идиоткой. Но я не задаю себе вопросов, насколько правильно то, что я хочу сыграть, с точки зрения морали. Это не то, чего я жду от фильмов. Я хочу, чтобы фильмы – и это особенно важно в наше время – были вызывающими, иногда даже стыдными. В противном случае – игра не стоит свеч.

Вы снимались и у корейского, и у филиппинского режиссеров. Как такие вещи происходят?  

Я слежу за новыми именами и всегда питаю надежды на этот счет. Иногда я встречаю людей совершенно случайно. Иногда специально иду на такую встречу. В жизни актрисы все очень сложно. Это головокружительная комбинация из того, что ты хочешь, из того, что происходит случайно, и того, что инициируешь ты сама. Это такая паутина, где я держусь за разные ниточки. Это страшно интересно. Что-то я могу предсказать, а что-то – полностью за рамками моего воображения или моих желаний.

Кого еще вы бы хотели заманить в свою паутину?

Большинство важных современных режиссеров. Но тут главный вопрос – хотят ли они работать со мной. Я, конечно, могу назвать одного, чтобы вас порадовать, – Андрея Звягинцева, например.

Уверен, что он сразу же предложит вам роль после этого интервью.

Думаете, предложит? На самом деле, он знает, он все знает. Я ему говорила.

Очень не хочется это обсуждать, но сейчас много говорят о равенстве женщин и мужчин в кинобизнесе.

Должна признаться, что сама я никогда не была в этом положении, никогда не страдала от неравенства. Но не все были такими везучими или умными, как я. Я чувствую неравенство издалека и просто физически его не переношу. Я всегда защищала себя от таких ситуаций.

Вы видите какие-то перемены после того, как об этом наконец-то заговорили в полный голос?

Да, конечно. Только не стоит складывать все яйца в одну корзину. Физическая агрессия – это одно. Равенство в зарплатах – это другое. А флирт – это третье.

Вот как в подобных ситуациях быть такой умной, как вы?

Я пошутила насчет того, что была умной. Я просто не хотела страдать. У меня как у актрисы было совсем немного ситуаций, когда я чувствовала, что мной пренебрегают. Для меня важно быть востребованной, но я не считаю себя бойцом. Разве что очень тихим бойцом.

Но черное платье на церемонию “Золотых глобусов” вы все-таки надели.

Надела. При этом видела двух женщин, которые надели серое и розовое, – и одна из них даже появилась на сцене. У меня было прекрасное платье. Мне кажется, с точки зрения моды и эстетики черный цвет на красной дорожке выглядел очень красиво.

 

Читайте также: Режиссер "Артиста" и "Молодого Годара" о жизни после "Оскаров".

Больше