Лена, расскажите, что для вас красота, в чем вы ее видите?

— Для меня сегодняшней есть два понятия красоты. Красота, которую я воспринимаю интуитивно: когда иду по улице, смотрю по сторонам и замечаю что-то необычное, что заставляет остановиться. Это может быть, например, фасадная плитка или отколотые детали в архитектуре, или даже мусорные пакеты оригинального дизайна. То есть мое внимание привлекают вещи, которые другие люди чаще всего не замечают, считают странными или неприглядными. А для меня это может стать источником вдохновения. А другая красота — это предмет моей работы. Да, декоративная косметика, мода, съемки, модели — увлекательный процесс, но красоту в этом процессе я воспринимаю как работу. Например, я создаю образ примы-балерины Дианы Вишневой. Но ее красота — это то, как она танцует, ее грация, а не мой макияж.

— Насколько для вас важен опыт мировых подиумов, учитывая то, что вы нередко создаете тенденции для своей аудитории? Вы следите за новостями в мире красоты?

— Конечно, по долгу службы я слежу за этим. Я воспринимаю новости и тенденции как beauty-отчет. Тем более сейчас, когда вся информация доступна в Instagram и отслеживать события и новости стало гораздо проще. Что касается создания тенденций для своей аудитории: тот факт, что люди благодаря мне стремятся быть красивыми, очень радует. Я вижу, что они развиваются, пробуют что-то новое, — это очень хорошо. Но, с другой стороны, всё, что я сказала, сделала или даже то, что я не сказала, тут же начинают продавать. Это вызывает во мне гнев. Хотя в то же время я понимаю, что это оборотная сторона публичной жизни.

Krygina

— Хотели бы вы поработать с какой-то конкретной моделью или изданием?

— Мне очень хочется поработать с Мерил Стрип, просто потому что она Мерил Стрип. А еще мне хочется, чтобы Диана Вишнева больше танцевала в разных спектаклях, потому что мне нравится рисовать характер, создавать индивидуальный необычный образ. Честно говоря, мне уже надоело делать обычный макияж в стиле nude. Наверное, потому что я их уже столько в своей жизни сделала — не сосчитать.

в макияже нет границ, нет рамок, нет правил

— Если бы вам сейчас предложили разработать какой-то косметический продукт, что бы вы создали в первую очередь?

— Как минимум средства для бровей и идеальный консилер. Я знаю, что хорошие продукты для бровей существуют, просто их предложение на рынке недостаточно. В первую очередь я бы разработала гель для бровей. По крайней мере, я представляю, как это можно воплотить в жизнь, и сделала бы акцент именно на этом продукте. А вот с консилером всё сложнее. Идеального консилера не существует, и я даже не могу представить, каким он должен быть. То есть я, конечно, представляю, как это должно выглядеть на лице, но, какие технологии и ингредиенты для этого использовать, я пока не знаю. В целом, я бы не стала создавать отдельную линию косметики, просто собрала бы вместе всё самое лучшее.

Krigina

— Лена, а может ли макияж быть слишком ярким? Или всё зависит от события, для которого он делается?

— Всё зависит только от того, как сам человек чувствует себя в ярком макияже. Потому что в макияже нет границ, нет рамок, нет правил, которые гласят, что акцент можно делать только на губы или только на глаза. Вопрос в том, можешь ли ты себе это позволить и умеешь ли грамотно себя подать. Нет ничего плохого в ярком макияже — все люди разные, у всех разные вкусы. Я больше обращаю внимание на качественную работу, а не на степень яркости макияжа. Отличный пример — Ким Кардашьян. По ее beauty-образам можно создать отдельную программу обучения для визажистов. У нее на лице очень много косметики, но работа идеальная — макияж ей очень идет. Поэтому вывод: если с ярким макияжем ты чувствуешь себя свободно и комфортно и это помогает тебе в жизни — на здоровье! Но это должна быть свободная импровизация, а не натужная фальшивая нота: сделал что-то и себя стесняешься. Яркий макияж надо носить гордо.

Krygina

мне говорили, что в Москве высокая конкуренция, а я ее даже не ощутила

Елена Крыгина: "Проявить себя можно везде, но нужно понимать пределы возможностей"

— И все-таки, какая женщина может позволить себе яркий макияж?

— Та, которая занимается тем, чем хочет, и ни от кого и ни от чего не зависит. Главное —  найти себя, и тогда ты свободно выберешь тот макияж, который подходит именно тебе. Я за эксперименты, хотя сама уже нашла то, что мне нравится, и стараюсь придерживаться одного стиля. Так что ищите себя и подходящий образ, а макияж всегда можно смыть и попробовать другой. В этом деле глупо зависеть от общественного мнения. Я отметила, что люди в Нью-Йорке, где я недавно побывала, внутренне более свободны. Потому и к макияжу там отношение немного другое. Никто на тебя косо не посмотрит, даже если ты Zombie boy, потому что так ты себя выражаешь. Так что дело не в макияже, а в самосознании. Нам в этом плане еще есть к чему стремиться.

— Как вы считаете, где легче проявить свой талант визажисту — в Киеве, Москве или Нью-Йорке?

— Проявить себя можно везде, но нужно понимать пределы возможностей, которые нередко ограничиваются местом вашего пребывания. Если вы работаете в Киеве, ваши работы остаются в пределах Украины, если в Москве — в пределах Российской Федерации, если в Минске — в пределах Белоруссии. Столицы играют определенную роль. Например, когда я жила в Петербурге, обо мне мало кто знал вообще. Через месяц после того, как я переехала в Москву, обо мне узнала вся страна. Если же вы работаете в Нью-Йорке, то ваша работа становится достоянием всего мира. Потому что в Нью-Йорк люди съезжаются отовсюду, культурное разнообразие велико и различия в визуальных типажах бесконечны. Но каждый захвачен идеей сделать что-то свое. Мастерам, конечно же, проще, у них больше возможностей. Но и конкурентов у них тоже больше. Хотя мне говорили, что в Москве высокая конкуренция, а я ее никак не ощутила.

Krygina