1.

Юлия МакГаффи

редактор и журналист

Признаюсь, что хотела снова напарить что-нибудь из Майкла Каннингема, но сколько можно. Поэтому — вот как для себя — могу посоветовать прочесть, пожалуй, самый легкий и искрометный роман великого перуанца Марио Варгаса Льосы "Похвальное слово мачехе".

И вовсе не надо бояться, что книги этого живущего в Мадриде нобелевского лауреата читала в застенках Юлия Тимошенко. Льоса велик во всем, что он делает, в том числе и в "Празднике козла", поразившем воображение сперва нобелевского комитета, а затем Юлии Владимировны, — именно за эту книгу Льоса получил Нобелевскую премию по литературе.

Вам могли показаться ситуативно волнующими его знаменитые "Похождения дрянной девчонки"? Да, есть такое. Но эротичность политизированных "Похождений" покажется детским лепетом по сравнению с "Похвальным словом мачехе".

Эротизм этой книги безграничен и осязаем. Главная героиня донья Лукреция и ее идеальная задница, кочующая по воле Льосы между реальностью и античностью, вызывает вожделение не только у мужа и 14-летнего пасынка, но и у любого, читающего произведение, — вне зависимости от пола.

Чувственность в каждой строчке в исполнении Льосы не имеет ничего общего с пошлостью и стопроцентно органична и прекрасна. "Похвальное слово мачехе" — одно из самых эротичных произведений, когда-либо написанных нобелевским лауреатом по литературе. Двести с небольшим страниц книги доставляют куда больше самого залихватского порнофильма, поверьте.

 т

2.

Ярослав Лодыгин

радиоведущий, сооснователь радио "Аристократы"

Я советую любую книгу Тура Хейердала. Потому что мы ложимся на пляже, когда уже не можем гулять, чтобы набраться сил и ходить дальше. Так вот, книги о путешествиях Тура Хейердала — это лучший мотиватор встать и идти, плыть, бежать, лететь и открывать!

д

3.

Екатерина Сергацкова

журналист

"Маус" — это гениальный графический роман про холокост, за который Арт Шпигельман получил Пулитцеровскую премию. С помощью жанра комикса автор — сын польского еврея, который прошел тяжелый и страшный путь во время Второй мировой, в том числе был в Аушвице, и выжил, — рассказывает историю войны через те воспоминания, которые ему достались от отца. Оторваться невозможно. Каждая деталь предстает в удивительной точности, ты просто погружаешься в тот жуткий мир, в котором оказался отец Шпигельмана и его семья, видишь, как он прятался от фашистов, как его предавали поляки, как помогали совершенно неожиданные люди. Лично я прочитала книгу взахлеб за два дня.

э

4.

Вова Воротнёв

художник

Алистер Кроули "Дневник наркомана". Личность Кроули очень загадочная. То ли ученый-мистик, то ли шарлатан. Художественный формат этой книги от известнейшего британского эзотерика удивляет. Лично я считаю, что Кроули, как и вся эта европейская чесотка (от Рене Генона до Блаватской), попросту вешал людям на уши лапшу. Но в формате художественного романа я не имею ничего против.

дю

5.

Тимур Дорофеев

журналист

Я с новьем не очень знаком. Есть категория книг, которые я люблю и готов читать где угодно и когда угодно. У них главная черта — можно открыть с любой страницы, необязательно сначала. Чтоб без зауми и античных классиков (к ним относятся мои любимые "Жизнеописания" Диогена Лаэртского, "Об искусстве" Плиния Старшего и "Письма к Луцилию" Сенеки), могу рекомендовать "Записи и выписки" Михаила Гаспарова. Это сборник всего, что он находил забавным и интересным для себя. Оборжешься! Дед — глыба. Цитировать захочется чуть ли не каждое прочитанное предложение.

д

6.

Алексей Юсупов 

шеф-повар

"Сказки для вундеркиндов" Кржижановского Сигизмунда Доминиковича. Это приятное, интеллигентное, доброе и умное чтение для вечера, перед сном, можно вслух. А если кто-то считает себя неприлично мудрым и взрослым, чтобы тратить время на сказки, можно сдвинуть брови (для пущей серьезности), надуть щеки, принять 50 грамм коньяку и читать книгу с выражением, но с недовольным лицом. Тогда никто не заподозрит, что вам нравится это занятие.

ь

7.

Жюли Реше 

доктор философских наук

Дэниел Деннет — передовой философ, мышление которого базируется на научном мировоззрении. Его "Опасная идея Дарвина" изложена в предельно ясной и доступной форме. Это отличает ее от большинства философских книг, которые написаны на языке мистики и создают лишь эффект понимания, в действительности же ничего не сообщая о реальности.

В книге Деннета речь об эволюции, но при этом она не узкоспециализированная литература. "Опасная идея Дарвина" учит мышлению, противоположному мистическому, при этом радикально меняя взгляд относительно самого широкого спектра вещей. Мне она в числе прочего пригодилась в воспитании дочери.

ь

8.

Саша Курмаз

художник

Я советую книгу "Эстетика безобразного" Карла Розенкранца. Потому что киевские пляжи — это безобразие.

б

9.

Слава Балбек

архитектор

The Architect Says. Эта книга хороша. Из нее мне больше всего запомнилась фраза известного архитектора как раз про отпуск: "Не вижу смысла лежать на пляже, если ты можешь строить дома!".

ь

10.

Юрий Марченко

журналист

Советовать книги незнакомым людям — дело сомнительное. Порекомендуешь слишком умное   скажут, что корчишь из себя что-то нелепое, а назовешь любимый женский роман про то, как его руки легли на изящные изгибы ее тела,  назовут придурком. Поэтому выберу что-то посередине.

Есть такой российский писатель Михаил Веллер. Написал уйму всего, в том числе удивительно легкие и остроумные "Легенды Невского проспекта". И всем своим творчеством заслужил право читать лекции в разных литературных и не очень местах. Потом какой-то разумный человек эти выступления расшифровал — и они превратились в книгу-лекторий "Перпендикуляр". Ее-то я и советую прочесть всем, кто хоть когда-нибудь что-нибудь вообще читал. Потому что лекции эти о самой литературе.

Тут, конечно, самое время поморщиться, вспомнив слегка увечные школьные и университетские уроки на тему того, насколько важен "образ бунтаря-кріпака Миколи Джері" для литературы XIX века. Но тут дело другое: умный человек может рассказать интересно о чем угодно. Особенно о литературных фамилиях, которые у всех ассоциируются с пыльными хрестоматиями и чтением под угрозой пыток. И вот в "Перпендикуляре" из лекции, например, о Пушкине выясняется не то, что он был великим талантом и рифмоплетом эпических масштабов, а то, что как человек он всех бесил и характер у него был омерзительный. Или что Достоевский — великий психолог, но при этом писатель сомнительный, да еще и извращенец каких мало. Или что если вам не нравятся Камю, Сартр или Джойс, то вы не деревня и тупица, а может, вполне наоборот — нормальный человек с развитым вкусом.

В общем, это все о той самой литературе, которую все мы учили, но при этом Михаил Веллер смотрит на нее немного сбоку. И скептически ухмыляясь. Ну может себе позволить — все-таки лауреат бесчисленных премий. А теперь вот и мы сможем.

ь

Читайте также: 10 важных книг о любви.