Мода, очевидно, движется в сторону стирания гендерных границ: Карл Лагерфельд публикует съемку с Кончитой Вурст под названием It's normal, а Джонатан Андерсон снимает кампейн с женоподобными молодыми людьми. Как вы относитесь к этой тенденции?

— Мне кажется, мы просто забываем о том, что было всего несколько лет назад. Происходящее сейчас нельзя назвать чем-то категорически новым ни для индустрии моды, ни для жизни в целом. Несколько лет назад все говорили об Андрее Пежиче, все его снимали. Это было нормой. Теперь все без ума от Кончиты Вурст. Сначала она завершает кутюрный показ Жан-Поля Готье, затем мы видим ее в тизере съемки, которая будет опубликована в пятом номере CR Fashion Book. Мода и эпатаж — вещи пересекающиеся. Существует определенная, не мейнстримовская категория журналов, которые всегда экспериментируют, бросают вызов. И это нормально. Любые творческие проявления личности имеют право быть.

 

— А о чем говорит то, что Джонатан Андерсон, исповедующий андрогинную эстетику, теперь работает и для консерваторов Loewe?

— Да, Loewe довольно консервативный бренд с историей в 168 лет, и определенная встряска ему была необходима. То, что они взяли в свою команду молодого, перспективного дизайнера, однозначно сработает на пользу как их имиджу, так и их продажам. И кстати, возвращаясь к вашему предыдущему вопросу, давайте посмотрим на их первую c Андерсоном рекламную кампанию: половина снимков — это фотографии, снятые Стивеном Мейзелом для итальянского Vogue в 90-х годах. Снова: хорошо забытое старое.

Анна Земскова: "Журналы сегодня должны служить источником вдохновения"

— Вот мы сейчас говорим об эпатаже, но ведь он явно сдает позиции нормкору. Как эти две полярно разные тенденции уживаются в одном пространстве?

— Мне кажется, нормкор — это то, к чему мода приходит естественным путем: мы просто хотим, чтобы нам было удобно. Носить кроссовки сейчас предлагают Chanel и Dior — это, конечно, о чем-то да говорит. Что касается того, как эти две крайности между собой уживаются... Эпатаж, о котором мы говорили раньше, — это скорее творческие проявления и эксперименты фотографов и стилистов. Возьмем пример Карин Ройтфельд, которая, будучи международным фэшн-директором Harper's Bazaar, создала собственный журнал, в котором она реализует свои самые смелые амбиции и идеи. Безусловно, и в Harper's у нее есть творческая свобода, но полный карт-бланш в этом смысле — это CR Fashion Book. Конечно, грань между повседневной модой (той, что можно назвать wearable) и фантазийной довольно тонка. Помните первую съемку Карин для CR, на кладбище? Да, это выглядело странно, неожиданно, но идея ее была простой: это обновление, рождение новой моды.

Harper's Bazaar — это модно, но понятно

— А Harper's Bazaar мог бы опубликовать такую съемку?

— Скорее, нет. Для нас важна элегантность во всем. Поэтому определенные вещи, спорные с точки зрения безусловной красоты и эстетики восприятия, нам не всегда интересны.


— Об этом же, кстати, говорила недавно и сама Карин. Свой проект "Иконы" она планировала именно для Harper's Bazaar, потому что он не столько о моде, сколько о женщинах. Какие из ее героинь, по вашему мнению, ближе всего и понятнее для украинок?

— Мне кажется, что нам ближе всего супермодели 90-х. Возвращение к теме супермоделей сейчас невозможно не заметить — взгляните, например, на обложку сентябрьского американского Vogue. На ней лучшие из лучших из молодого поколения. Карин же собрала из плеяды звезд 90-х тех героинь, которые, как мне кажется, симпатичнее всего лично ей: Линда Евангелиста, Клаудиа Шиффер, Синди Кроуфорд... Вот, взгляните на журнал: Линда, которую, кстати, в этом сезоне не раз снимали в нарядах Comme des Garsons. А вот Каролин Мерфи в Ralph Lauren, воплощение американской мечты. А для Моники Белуччи Карин выбрала черное пальто Calvin Klein.

Анна Земскова: "Журналы сегодня должны служить источником вдохновения"

— А почему на обложке Стейси Мартин?

— Мне хотелось, чтобы обложка была небанальной. Стейси пока нельзя назвать популярной актрисой, но она начала карьеру со смелой роли у Ларса фон Триера. Ну и конечно, Стейси красива — на этой фотографии она одета в Saint Laurent. Да и к тому же мне очень понравилось, как она сыграла в "Нимфоманке".

 

— Как вы, кстати, в целом находите "Нимфоманку"?

— Знаете, эта картина вызвала у меня сложные ощущения. Больше "да", чем "нет". Зачастую от фильмов Ларса фон Триера возникает ощущение дискомфорта, он, если можно так сказать, немного издевается над своим зрителем, но все-таки его истории о женщинах — это истории о сложных внутренних процессах, которые мы не всегда способны контролировать.

наша читательница в целом больше любых определений

— Для Карин Ройтфельд "Иконы"  венец всей карьеры. А у вас есть в  планах такой же масштабный проект?

— Спасибо за параллель (смеется). Да, конечно, как у любого издания, планы у нас есть, но... в том-то и прелесть грандиозных планов — они раскрываются лишь после реализации. И поэтому ничего я вам пока не скажу.


— Ну и хорошо. Значит, будем ждать. Тогда в целом: каково место Harper's Bazaar в иерархии глянцевых журналов?

— Мы — это модно, но понятно. Все, что мы делаем, доступно: можно открыть журнал и понять, что тебе нужно, как это носить, где это взять. Мне кажется, в этом и есть главная ценность журнала. Безусловно, нашей ДНК была и остается мода, но у нас также много материалов о культуре, искусстве, музыке, людях и, конечно же, красоте.

— Модным глянцам часто приходится брать на себя роль диктатора.

— Да, в журналах можно наблюдать своеобразное навязывание. Но мы всегда сохраняем баланс. Если и позволяем себе выступать в роли ментора, то делаем это очень мягко, доброжелательным и понятным языком. Мы не говорим жестко: носить следует только это. Прежде всего, мы предоставляем некий срез информации. Нашу читательницу не нужно учить, она знает, какие вещи и от каких дизайнеров ей нравятся, мы просто помогаем ей лавировать в потоке информации. Мы живем в эпоху индивидуальности, и установки или диктат сегодня неуместны. Кроме того, наша читательница в целом больше любых определений. Она очень многогранна: любит моду, но интересуется и культурной жизнью, искусством и музыкой, хорошо воспитана и образованна. Сформулировать образ нашей читательницы в одной короткой фразе у меня не получилось бы — это слишком… shallow.

Анна Земскова: "Журналы сегодня должны служить источником вдохновения"

— Каким вы видите идеальный гардероб, составленный на основе вашего осеннего выпуска?

— Покупка номер один — двубортное пальто. Лично мне очень нравятся те, что сделали Céline. И пока еще тепло, нужно успеть надеть такое пальто с босоножками на танкетке. Отдельная история — трикотаж. Трикотажные тотал-луки — находка сезона, но мне кажется, что нужно обладать модельной внешностью, чтобы себе их позволить. Тем не менее обязательно нужен объемный свитер — это must have. Еще я бы купила и кейп — вот, например, Burberry, которые больше похожи на уютные покрывала. Высокие сапоги самые красивые у Gucci, Saint Laurent, Bally. Неплохо бы приобрести брюки или брючный костюм и платье-трапецию. Вот, пожалуй, и весь "прожиточный минимум" модницы на осенний сезон. А ближе к зиме — овчина, цветной мех, дутые пальто.

 

— Сейчас диджитал-сфера настолько активна, что девушки могут сами зайти на style.com, посмотреть коллекции и понять, чего бы им хотелось. Как к этому адаптируются журналы?

— Журналам, конечно, стало сложнее успевать за Интернетом. Теперь они должны служить своеобразным источником вдохновения для читательниц, которым приятно держать в руках красивый журнал, предлагающий не только интересные съемки, но и модную аналитику, советы.

 

— Какие собственные съемки есть в вашем сентябрьском номере?

— "Один день в Париже". Мы снимали украинскую модель Алину Байкову, девушку c безупречной внешностью. В съемке использованы как мировые бренды, так и украинские — Poustovit, Litkovskaya. Мы постарались создать романтичное настроение и уделили внимание таким трендам, как роскошный спорт, трикотаж, силуэты 60-х годов.

Анна Земскова: "Журналы сегодня должны служить источником вдохновения"

— Да, в этом сезоне возвращение к 60-м неизбежно. Но что произойдет, когда ушедшие эпохи полностью исчерпают себя?

— Думаю, это вряд ли произойдет. Как в жизни общества, так и в моде есть яркие, характерные эпохи. Вдохновение, которое дает определенный период истории, всегда накладывается на современность, на личность дизайнера, и то, что мы видим, — это его персональный, а значит, неповторимый взгляд.

личностные характеристики босса не должны мешать сотрудникам делать свою работу

— Вот Эди Слиман, чей наряд представлен на вашей обложке, очень много заимствует из ушедших эпох, практически ничего при этом не меняя, — такой вот гениальный подражатель. А Николя Гескьер рефлексирует на тему прошедшего и создает нечто новое. Какой подход вам ближе?

— Я восторгаюсь Николя. Безусловно, он один из самых талантливых дизайнеров нашего времени. Чем больше я смотрю на его первую коллекцию для Louis Vuitton, тем больше она мне нравится. Она для новой клиентки Louis Vuitton — более молодой, менее консервативной. Мое первое ощущение от коллекции было неоднозначным, а сейчас так хочется носить эти вещи! (смеется).

 

— Переход от театральности Джейкобса к работам Гескьера, бесспорно, знаменует новую эпоху. Какие еще события вы могли бы назвать эпохальными для современной моды?

— Отвечая на этот вопрос, хочется говорить об украинской моде. Безусловно, это Майдан. Многие украинские дизайнеры нашли в революции достоинства свое вдохновение. Началась волна патриотизма еще до нее, с Ксении Шнайдер с ее свитшотами, теперь мы видим Юлю Ефимчук и ее пацифистские "Миру – мир!", к патриотической теме обратились Маша Рева, Антон Белинский, Лилия Пустовит, Наташа Каменская и Олеся Кононова. Многие из дизайнеров не остались в стороне, потому что невозможно сегодня существовать в параллельной реальности и не реагировать на события, происходящие в нашей стране.

Анна Земскова: "Журналы сегодня должны служить источником вдохновения"

— Как главному редактору вам приходится быть лицом издания, что предполагает определенное поведение, круг общения и частое появление на светских мероприятиях. Вас это не тяготит?

— Нет. Я люблю общаться с людьми. Мы так много времени проводим в офисах, что любая возможность выйти в свет всегда радует. Да и вообще, меня никогда не тяготила моя работа, потому что очень важная часть ее — общение. Так что наш рабочий процесс никогда не бывает скучным.

 

— А какой вы начальник?

— Хочется надеяться, что не тиран (смеется). Я люблю свою команду, для меня главное — чтобы люди работали с удовольствием. И мне хочется создать возможности и условия для их самовыражения. Считаю, что личностные характеристики босса не должны мешать им делать свою работу.

Без страсти результат становится бездушным. И это уже другая история, которая мне не интересна

— Расскажите о самом важном совете, который вы получили за годы карьеры.

— Однажды от очень уважаемого мной человека я услышала, что главное в карьере — иметь страсть к своему делу. Я счастлива, что мне до сих пор удавалось придерживаться этого принципа. Без страсти результат становится бездушным. И это уже другая история, которая мне не интересна.

 

— Harper’s Bazaar также выступает в роли ментора молодых талантов в Украине благодаря Bazaar Fashion Forward. Однако в этом году вы не выбрали модного журналиста. Почему?

— К сожалению, журналистам не хватило элементарного трудолюбия. Амбиции есть, а вот старательности и усидчивости нет. Талант в чистом виде скорее исключение, чем правило, поэтому над собой необходимо работать, особенно журналистам. А вот дизайнеры нас порадовали. Талантливых ребят было много, но наш выбор пал на Яну Червинскую, которой наша поддержка нужна и которая по-настоящему любит то, что делает. Я уверена, что Яна еще проявит себя самым удивительным образом.

 

— А что бы вы порекомендовали начинающим авторам, которые видят себя в моде?

— Верить в себя, быть смелыми, но не забывать, что за успехом всегда стоит большая работа.

Анна Земскова: "Журналы сегодня должны служить источником вдохновения"