Во время визита в Киев креативный директор итальянского ювелирного бренда Pasquale Bruni и дочь основателя компании Паскуаля Бруни Евгения Бруни дала интервью Buro 24/7, рассказав о семейном бизнесе, любимых мотивах в ювелирном деле и о том, почему в рекламных кампаниях марки нет знаменитостей. 

Buro 24/7: Pasquale Bruni одни из первых среди итальянских ювелирных марок начали делать полноценные рекламные кампании. Чья это была инициатива и кто работает над имиджами?

Евгения Бруни: Отец (основатель компании Паскуаль Бруни. - Прим. Buro 24/7) говорит, что это мои «американские штучки». Хотя рекламные кампании у нас были и до того, как я взялась за руководство креативным департаментом марки, но им уделялось гораздо меньше внимания. Главное действующее лицо в них - сами изделия, которым помощь не нужна. Украшение - это небольшой предмет, но за ним стоит большая история, в которой сюжетная линия камня пересекается с историей, задуманной дизайнером, а рекламный имидж ее поддерживает и развивает. Например, пару сезоном назад мы снимали руки крупным планом, чтобы подчеркнуть мастерство и душу, вложенные в наши драгоценности. Идея новой рекламной кампании - чистота, сила и скульптурность форм, и в то же время некая тайна, которую женщина обнаруживает в себе. Белый цвет символизирует чистоту и духовное начало - из него ведь все появляется, и он содержит в себе все остальные цвета спектра.

Pasquale Bruni

Паскуале Бруни

B: Сегодня многие марки привлекают к сотрудничеству звезд в качестве послов бренда, а у Pasquale Bruni даже в рекламе нет известных лиц. Вы не признаете институт знаменитостей?

Е.Б.: Мы специально выбираем характер, а не известное лицо или имя. Pasquale Bruni делает украшения для самодостаточной женщины, и они должны соответствовать ей, а не она - им. Мы не хотим навязывать своим клиенткам образец для подражания: они выбирают наши украшения для себя, а не для окружающих. Бренды используют селебрити как фасад, за которым зачастую нет никаких чувств и эмоций: эти люди всегда на виду и привыкли носить маску - это несвобода. А ведь между женщиной и ее украшениями всегда должна быть некая химия, и мы стремимся к тому, чтобы это была настоящая любовь. Иногда случается, что у какой-то приглашенной звезды вспыхивает роман с украшениями, которые она представляет: всегда ведь видно, когда это просто отработка гонорара, а когда «по любви». Так что мы в Pasquale Bruni не ищем знаменитостей - это знаменитости ищут нас.

B: Некоторые ваши коллекции посвящены известным женщинам прошлого: был оммаж принцессе Диане, а коллекция Sissi Io Amo посвящена императрице Сиссии. А как же современные героини, не вдохновляют?

Е.Б.: Не могу выделить никого определенного. Мне кажется, я создаю украшения для духа женственности, в котором есть все: сила и слабость, строгость и романтизм, таинственность и открытость миру. Эти качества отражаются и преломляются в тех предметах, которыми женщина себя окружает и с которыми проводит много времени. Ну и, конечно, для нас важны ее эмоции - мы делаем очень эмоциональные украшения. Я обычно говорю, что женщина Pasquale Bruni - сильная и независимая, и всегда занимает активную жизненную позицию: это современная бизнес-леди, но совсем не такая «роботизированная», как принято думать. Да, она носит деловой костюм, но не как броню, а как одежду, которая прекрасно сшита и комплиментарна к фигуре. Главное, что под этой одеждой она продолжает чувствовать радость и печаль, удовлетворение и раздражение, уверенность и беспомощность. И украшениями - где-то романтичными, где-то игривыми - она как раз и может напомнить о своей женственности окружающим - в каком-то смысле это компенсация.

Pasquale Bruni

Евгения Бруни, Паскуале Бруни, Орнелла Мути, Джаванни Гастель

B: Лично вы не боитесь демонстрировать окружающим свои слабости?

Е.Б.: Ничуть! Я очень открыта к людям, и даже на деловых встречах или в общении с нашими клиентами остаюсь собой. Мне кажется, нам, итальянцам, это легко: мы же совсем не умеем быть слишком серьезными и стремимся во всем проявить сердечное участие. Ну а я занимаюсь творчеством, а творческим людям позволено быть немного более эмоциональными и даже эксцентричными, чем, например, банкирам или юристам. Хотя видели бы вы итальянского юриста в зале суда - иногда это тот еще спектакль!

B: Вы могли бы себя представить вне семейного бизнеса?

Е.Б.: Были мысли попробовать себя в другой, смежной сфере, но о том, чтобы совсем не принимать участия в работе Pasquale Bruni, я не думала никогда. Мне просто нужно было что-то свое, помимо любимого дела, которому учил меня отец и которым многие годы занималась моя семья. Так я открыла для себя йогу: начала заниматься, когда на три года сбежала из родной Валенцы в США - подтягивать английский язык и думать о жизни.

B: Вы продолжаете активно заниматься йогой?

Е.Б.: Да, и уже даже преподаю. В будущем, когда у меня станет больше свободного времени, я, пожалуй, хотела бы заниматься с детьми, чтобы помочь им взрастить в себе гармонию, воспитать равновесие и силу. Эти качества очень помогают в жизни, да что там, они даже в работе с драгоценными камнями помогают. Ведь камень - это очень сильный элемент, и чтобы найти к нему подход, нужно терпение, внимание, уважение и умение впустить в себя постороннюю энергию. Как раз об этом наша коллекция «Мандала», в которой используются самые разные самоцветы.

B: А ваш брат-геммолог с таким же пиететом относится к камням?

Е.Б.: Он, конечно, менее поэтичен в этих вопросах - ему проще про кристаллическую решетку рассказывать.

B: У вас есть фавориты среди тем, ювелирных техник и камней?

Е.Б.: Я люблю мотивы природы, особенно цветочные и особенно розы. И цветные камни: их можно носить с утра до вечера, и никогда не будет слишком. Я обожаю розовый кварц - нежный и хрупкий, но при этом достаточно прочный, чтобы выдержать всяческие "издевательства" со стороны огранщиков и дизайнеров. Я бы даже сказала, что розовый кварц - один из важнейших символов Pasquale Bruni. Да и кварцы в целом - они очень разнообразны по цвету и дают красивые сочетания.

Евгения Бруни

B: Ваш отец Паскуале Бруни в одном из интервью говорил, что, если бы не ювелирный бизнес, он хотел бы стать портным. А чем в таком случае занялись бы вы?

Е.Б.: В некотором роде он и есть портной! В итальянском языке есть слово artigiano, которым обозначают мастера любого профиля, который создает что-либо «от эскиза». И неважно, сыр это, пиджак или украшение - важен дух созидания и уважения к традициям. Мне это близко, и, наверное, если бы моя семья не занималась ювелирным бизнесом, я бы попробовала себя в высокой моде. Но все же папа выбрал ювелирное дело и предопределил нашу судьбу - и мою, и брата Даниэля. Мы учимся у него каждый день: отец - бездонный кладезь знаний.

B: Господин Бруни принимает активное участие в работе над коллекциями. Когда у вас с ним разные точки зрения, чья обычно побеждает?

Е.Б.: По-всякому. Мы же итальянцы - ссоримся и спорим как в последний раз. Единственное, я всегда принимаю его сторону в технических вопросах, а он никогда не оспаривает мои варианты сочетания цветов. Он может сказать, что у него опыта больше, а я могу заявить, что я женщина, а потому лучше знаю, что нужно другим женщинам. Но в общем зачете, думаю, пока ничья. Нам обоим интересно работать друг с другом, и это главное.

Евгения Бруни

Pasquale Bruni

Головной офис Pasquale Bruni в Италии