Buro 24/7 и БЖ продолжают совместную серию материалов. В рубрике "Искусство выпивать" на Buro 24/7 известные люди рассказывают о своих отношениях с алкоголем, а в рубрике Bla Bla Bar на БЖ — о том, в каких киевских заведениях им пьется душевнее всего.

Алкоголь — это социальный лубрикант. Но мне жалко людей, которые пьют исключительно для того, чтобы расслабиться, а без него не в состоянии нормально общаться. Это грустно.

Нужно знать свою меру. Если нажираешься в говно, то теряешь свое лицо. Неважно, мужчина ты или женщина.

Я не пил до 28 лет, был как стеклышко. Даже работая в Украине в СМИ. Это было невероятно трудно. Потом я встретил женщину, которая была на 12 лет старше меня. У нее был безупречный вкус, она говорила на пяти языках и выбирала вина не по маркам, а по годам и регионам. Когда она мне говорила "попробуй", я понимал, что все-таки стоит.

Пить нужно, когда "заходит", когда надо, когда есть о чем помолчать, когда есть о чем порадоваться.

В Токио я видел людей в шитых на заказ дорогущих костюмах, просто убитых в говно. Они практически лежали в барах. Но японцы так пашут, что у них это допустимо. Они не позволяют себе расслабиться в любое другое время. Даже неправильная стрелка на брюках может стоить тебе работы. Когда живешь в обществе, где регулируют абсолютно все и даже мухи строем летают, то нужно как-то расслабляться.

Один из самых интересных напитков, которые я пил в своей жизни, — 23-летний бурбон Pappy Van Winkle′s Family Reserve [стоимостью более $ 2000 за бутылку]. Это жидкий шелк.

Война и алкоголь несовместимы. По крайней мере на фронте. Я провел полгода с американской армией в Афганистане, был на передовой, везде. Солдатам запрещено пить, у американцев с этим очень жестко. За бутылку контрабандного "джека" могут даже привлечь к административной ответственности.

А вот у французских и итальянских солдат в столовых стоят пластиковые стаканчики с дешевым вином. Это традиция, часть национальной самоидентификации, часть менталитета.

Один мой знакомый канадский фотограф долгое время работал в Украине. Он снимал интересных персонажей — начиная гопниками и заканчивая бандитами. Это та категория людей, которым критично важно пить, чтобы расслабиться. Без этого разговора нет. Когда они пили вместе и бандиты падали под стол, он продолжал сидеть. Тогда ему говорили: "Мужик!". У него была безумного размера печень.

Уметь пить — это как уметь вести разговор. Эти вещи идут вместе.

Я иногда пью один. Я считаю, что можно насладиться спокойным летним вечером бокалом чего-то прекрасного, с трубкой в руках или с сигарой. И просто порадоваться за себя самого.

Не алкоголь вдохновляет. Вдохновляют всегда люди.

Однажды в Чили мы с друзьями пошли на ледник в национальном парке Торрес-дель-Пайне. Там очень сильные ветра и даже деревья растут горизонтально. Мы шли против этого ветра, а навстречу нам — дождь, снег, солнце, опять дождь. Прокляли все на свете! Но наступил перевал, и мы увидели, как из свинцового неба пробился мощный луч солнца и упал на ярко-голубой лед, которому миллионы лет. Тогда я понял, зачем были все эти трудности. Я победил природу, сделал усилие над собой и оказался у ледника, который видел все: динозавров, мамонтов, зарю человека! Ледник высотой метров сто (в Киеве нет таких высоких зданий) стоял передо мной холодной мерцающей стеной. В этот момент я ощутил свою ничтожность и в то же время могущество. И тут мне вынесли стакан, в котором было немного "джека" и ярко-голубой кусок льда. В это мгновение я почувствовал свой краткий миг торжества — алкоголь помог мне насладиться моментом. Вот это для меня означает "уметь пить".

Пьяная женщина может быть и прекрасной, и ужасной.

Нужно уметь вовремя остановиться. Это стоит сделать, когда ты перестаешь слышать собеседника.

Алкоголь, наркотики и все остальное следует пробовать с правильными людьми.

Коктейль с трубочкой в руке мужчины — это пошлость. Потому что у всего должен быть смысл и свое предназначение. Если ты не можешь объяснить, зачем это нужно, значит, этого быть не должно. Эскимосы пьют из трубочки, но вместо трубочки у них — полая кость. Если будешь пить на 40—50-градусном морозе, губы потрескаются, замерзнут и отвалятся. Так что там это необходимость.

Монголия, 2007 год. Недалеко от старой столицы Чингисхана Каракорум мы с друзьями попали в полуоседлую деревню. Там несколько деревянных домов, в которых стоят юрты, где более-менее постоянно живут семьи. Ребята уехали дальше, а мы с тогдашней женой решили остаться. Монгольская кухня довольно самобытная, скажем так. Если животное забивают, то редко что выбрасывают. Не едят, наверное, только рога и копыта — все остальное идет в ход. Местные жители решили нас уважить, посадили за стол, меня как мужика — во главу. Подавали безумное блюдо. Это был вывернутый наизнанку не то козел, не то баран, которого в течение 48 часов томили на раскаленных камнях. Не помню, какую часть животного мне дали, но вонь от нее шла просто чудовищная! Отказаться я не мог: передо мной сидела вся деревня, по правую руку староста. Приняв волевое решение, я задержал дыхание и откусил. Сказал: "Ребята, это замечательно!", — после чего мгновенно, совершенно рефлекторно и ни секунды не сомневаясь, потянулся за полным граненым стаканом водки. Я знал, что водка чудовищная (на бутылке почему-то красовался логотип "Первого канала" России), но я с наслаждением выпил ее до последней капли!

Я ходил к своему другу в офис Google на экскурсию. Там комната Lego, Google Earth и прочее, прочее. Одни ребята сидят в комнате с баром. Бар грамотный такой, с хорошим вискарем, вином, со всеми делами. У многих на столе стояли стаканы с выпивкой. В любом другом месте их бы уволили или оштрафовали. Но людям, которые работают в Google, пить разрешено. Главное, чтобы все вовремя было сделано.

Шалости по пьяни у меня в основном связаны с сексом. Всегда прекрасен секс в туалете.

Продолжение рассказа Димы Гавриша о том, почему в Киеве так много баров и в каких из них пить, читайте в рубрике Bla Bla Bar на БЖ.


Читайте также: Искусство выпивать: Алексей Горбунов.