Антон Асманов — чемпион Украины по мотокроссу и основатель собственной школы мотокросса в Киеве. Его отец Сергей (в прошлом многократный призер чемпионатов Украины и Советского Союза) сейчас тренирует младшего сына Дмитрия, одного из самых перспективных молодых гонщиков Украины. Дима Асманов завоевывает призовые места с 6 лет и продолжает традиции настоящей украинской мотокросс-династии.

Фотографировала Василина Врублевская.

Семейное дело: Мотогонщики

Антон: Любовь к мотокроссу мне привил отец. Он занимался, а я ездил с ним по соревнованиям и смотрел. Как и все дети, я вначале не понимал: тебе вроде бы весело, а вроде бы и не очень. Потом попробовал — понравилось. Спорт увлекает! Это соревновательный момент — как и всем мужчинам, хочется побеждать, а если не получается, то хочется еще больше. 

Сергей: В детстве рядом с моим домом была мотосекция. Мне было тринадцать — сначала я мыл мотоциклы, а потом мне доверили один из них. До этого у меня были велосипеды с мотором, мопед "Верховина" и мотоцикл "Восход". В пятнадцать лет стал бронзовым призером чемпионата Украины, а в следующем году — чемпионом. Родители, как и в любой семье, за меня переживали, но против никто не был. Жена не ездит на соревнования, чтобы ничего не видеть. Когда не видно, так вроде бы ничего такого и нет. 

Антон: Есть такие мамы, которые чуть ли не настраивают ребенка перед гонкой, а есть те, которые и смотреть особо не любят. Моя мама ко второму типу относится. Она, конечно, понимала, что выходит замуж за спортсмена, переживала поначалу — особенно за нас с братом. Но в какой-то момент просто привыкла, смирилась. 

Семейное дело: Мотогонщики

 

Антон: Заниматься я начал в девять с половиной лет, младший брат — в четыре с половиной. Главным кумиром в детстве был отец — он побеждал, был на выигрышных позициях. Правда, он ездил на мотоцикле с коляской, а я выбрал одиночку.

Дмитрий: Помню, как первый мотоцикл принесли домой.

 

Сергей: Под елку!

 

Дмитрий: Я не создаю себе кумиров. Я просто занимаюсь тем, что мне нравится. Стремлюсь побеждать, в первую очередь — самого себя. Есть Антонио Кайроли, Стефан Эвертс, Джеймс Стюарт — это признанные величины нашего спорта, но они мне не кумиры. 

 

Дмитрий: Я бы мог выбрать любой другой спорт, когда подрос. Мотокросс не мешает — можно спокойно заниматься чем-нибудь еще. Но лично для меня мотоциклы интересней, чем какой-нибудь бокс или борьба, например.


Сергей: Самое сложное в этом спорте — финансовая сторона. Остальное у нас все есть. И желание, и терпение, и силы, и упорство. Не хватает одного.

Дмитрий: Надо, чтоб все сошлось. И финансовый вопрос, и самому быть готовым. Масса примеров есть — у людей денег много, но они ничего не добиваются. Потому что нужно иметь к этому тягу, нужно определенными данными обладать. Например, рост не должен быть слишком большим — чем ты ниже, тем легче на мотоцикле ехать. Но и это все субъективно. Кен де Дайкер, к примеру, в пятерке на чемпионате мира Микс-1 — а у него 2,06 метра!

Сергей: Он даже был призером чемпионата мира.

Дмитрий: Естественно, что его данные требуют более мощный мотор, больше лошадиных сил, более высокий руль, сиденье — все увеличено.

Семейное дело: Мотогонщики

Дмитрий: Чтобы этим заниматься, нужно быть немножко психом. Потому что нормальный человек не сможет так быстро ездить на мотоцикле. Нужно быть таким, отпетым.

Антон: Гонщики отличаются от остальных людей притупленным чувством страха. И, конечно же, главный наркотик — адреналин. Когда выделяется адреналин, то дальше без этого чувства уже никак. А на соревнованиях, когда выезжаешь на старт, это самое оно. Бывает, эмоции так зашкаливают, что люди даже ехать не могут. Перегорел, называется. А если не перегорел и проехал соревнование, это счастье. Особенно если хорошо проехал.

Дмитрий: Да, страх у гонщиков почти отсутствует. Есть здравый смысл. Нет такого, что я полный газ накручу и прыгну 50 м. Но страх мешает и дезориентирует, с ним невозможно ездить. А так — зарядился адреналином и уже не чувствуешь ни страха, ни боли, ничего. Ты уже просто едешь.

Прежде всего, гонщик — адреналиновый наркоман. Без этого он не может. Если мотогонщик, долго занимавшийся этим спортом, резко его бросает, тогда он начинает на машине по городу в потоке гонять, с парашютом прыгать, в горы лезть. Потому что жить иначе уже невозможно, зависимость от адреналина возникает. Резко бросать нельзя, нужно обязательно найти замену.

Семейное дело: МотогонщикиАнтон: Мотоцикл — это свобода. Ты все видишь, больше чувствуешь. Это то, что притягивает. Мотоцикл — самое быстрое, маневренное и удобное средство передвижения по городу.

Дмитрий: Кроссовый мотоцикл в первую очередь дает свободу действий. Можно и через бровку перепрыгнуть, и по парку поехать, и по склону спуститься. То есть никаких границ.

Сергей: По пересеченной местности вы быстрее ни на чем не проедете.

Дмитрий: Вот куда глаза глядят, туда и едешь.

Сергей: Большая скорость в немыслимых местах. Можно свободно прыгать: пятьдесят метров пролетел, приземлился, едешь дальше. 

Дмитрий: Конечно, 330 км/час на нем не сделаешь, зато 130 на трассе без покрытия — запросто.

Семейное дело: Мотогонщики

Сергей: Чисто внешне разглядеть в человеке потенциально хорошего гонщика невозможно. Птицу видно по полету — именно тот случай. Есть талантливые ребята, а есть упорные. У вторых не очень получается с техникой, но благодаря настойчивости в итоге они могут превзойти талантливых, но ленивых.

Дмитрий: Ну а их, в свою очередь, превосходят талантливые и упорные.

Антон: В мотокроссе очень много важных компонентов: ловкость, чувство баланса, сила, целеустремленность, настойчивость, общая физическая подготовка. Но их нельзя назвать определяющими. Приходят и гимнасты, и атлеты, но садятся на мотоцикл — а ехать не могут. А бывают парни — вроде никаким спортом он не занимается, а с мотоциклом одно целое. Талант важен. Но практика показывает, что даже если у человека нет таланта, но он будет упорно ездить, то все равно выйдет хорошо. 

Семейное дело: Мотогонщики

Антон: Чтобы тренировать других, в первую очередь нужно быть хоть немножко психологом — со временем это приходит. Еще я бы сказал, что этот спорт не для всех. Есть разница — ты хочешь научиться или просто пришел "покататься". Если человек хочет учиться, он внимает твоему каждому слову, с такими людьми работать просто и приятно. У них горят глаза. Когда человек чем-то увлечен, его сразу отличаешь от других. А с теми, кто пришел повозиться, погонять, нет смысла работать. В последнее время я не беру таких людей. Говорю, что покататься можно и в другом месте.

Сергей: Думаю, тренировать "чужих" легче, чем собственных сыновей. Но за чужих и ответственность больше. Изначально мы с Антоном и Димой занимались на уровне хобби. Потом постепенно все вылилось в постоянную упорную работу, работа — в результаты. Так начали заниматься профессионально.

Антон: У меня тоже два сына. Один совсем маленький, ему три месяца вот-вот исполнится, а второму — три года. Старший хоть и говорит, что станет футболистом, но о таких вещах судить рано. Настраивать его специально не буду. Тем более характер у сына такой, что, если взялся и не получается, он бросает. Настойчивости научим, а дальше пусть выбирает.

Семейное дело: Мотогонщики
Сергей: Я гонял еще при Советском Союзе.  Был  серебряным  призером чемпионата вооруженных сил. Это все было так давно, что я уже и не помню толком.

Дмитрий: Ну придумай что-нибудь, че ты? Наверное, моя самая значимая победа — гонка в Киеве, в Пирогово. Там я занял на командном чемпионате Европы третье место. Это запомнилось. Это мой самый серьезный результат.

Семейное дело: Мотогонщики

Антон: Когда ты на лидирующих позициях, внимания девушек, конечно же, больше. Да и просто болельщиков.

Дмитрий: По-моему, на девушек это вообще никак не влияет. 

Антон: Моя жена всегда знала, что хочет выйти замуж за спортсмена. Когда мы с ней познакомились, я еще немного ездил, а сейчас — тренирую, для меня это работа. За все время нашего знакомства я не получил ни одной травмы, так что переживать ей особо не доводилось, всегда все нормально было.

Если говорить честно, то я до сих пор не уверен, что именно мотокросс — мое призвание. Я Весы по гороскопу и все еще ищу себя.

Семейное дело: Мотогонщики

Читайте также: Семейное дело: Хореографы