Поиск

Канны: Как жить, если ты Тильда Суинтон

Канны: Как жить, если ты Тильда Суинтон

Дневник фестиваля

Текст: Buro 24/7


Актриса представила кино, о котором будут говорить все

Так и представляешь себе этот телефонный звонок. 

Тильда, привет! Давай ты снимешься в фильме про корейскую сиротку и ее подругу-суперсвинью (которой больше подходит определение "слонопотам"). Там будет грандиозная погоня по Сеулу под балканскую ламца-дрицу. Там будут нежные любители животных, стреляющие какашками. Там будет Джейк Джилленхол в шортиках в роли обезумевшего телеведущего-анималиста. Там будет даже дождь из сосисок.  А ты будешь восторженной идиоткой в брекетах, возглавляющей корпорацию, которая хочет у сиротки ее подругу отнять.  

Канны: Как жить, если ты Тильда Суинтон (фото 1)

Что ответила Тильда? Конечно же, согласилась.

Так появилась "Окча" Пон Чжун Хо самый грандиозный киноаттракцион последнего времени и самый убедительный аргумент против массового потребления мяса за очень многие годы.

Историки когда-нибудь расскажут, каким образом Тильда Суинтон стала камертоном для современного кино. Диснеевские блокбастеры, драмы малоизвестных итальянских режиссеров или клипы Дэвида Боуи – все, в чем участвует актриса, автоматически становится предметом обожания и культа. Как это возможно? Давайте все-таки дождемся вердикта историков.

Вчера все без исключения жители и гости города Канны повстречали Марион Котийяр и теперь делятся впечатлениями. А все потому что Марион – настоящий ангел, дарованный нам вопреки тяжким грехам нашим. Я столкнулся с ней у черного входа во Дворец фестивалей: Котийяр сначала долго обнималась с какой-то дамочкой в пестром, дала автографы всем, кому это было нужно, сделала пару селфи с поклонниками и упорхнула дальше творить добрые дела.

Канны: Как жить, если ты Тильда Суинтон (фото 2)

Также про чудо рассказывает "Луна Юпитера" венгра Корнеля Мундруцо – страшно обаятельное, пусть и не великое, кино, о котором, попомните мое слово, будут очень много говорить в этом году. Канны: Как жить, если ты Тильда Суинтон (фото 3)

Доктор Штерн, как и все врачи, циник и прохвост. За крупные суммы он вывозит перепуганных нелегалов из лагеря беженцев, где натыкается на сирийского юношу со взглядом олененка и вечно приоткрытым ртом. В юношу попали три пули, и по всем законам он должен был умереть, но вместо этого научился подниматься в воздух и многозначительно зависать на небольшой высоте. Штерн срочно решает монетизировать эту способность: он водит сирийца к своим пациентам с больным сердцем и в нужные моменты говорит: "Сынок, давай!". 

"Луна Юпитера" – это упрощенный парафраз шедевра Альфонсо Куарона "Дитя человеческое", где герой Клайва Оуэна таскал за собой единственную беременную на планете. Это вообще один сплошной пастиш: и то, и другое, и пятое, и десятое уже где-то было. Но интонация, с которой Мундруцо рассказывает эту историю заново, такая заразительная, что остается только радоваться и хлопать в ладоши в конце.

Венгерское будущее выглядит как законсервированные 1970-е времен глубокого застоя. Замечательный грузинский артист Мераб Нинидзе играет что-то среднее между Янковским в "Обыкновенном чуде" и Челентано в комедии "Блеф". По пятам за героями следует злодей не хуже Рутгера Хауэра из "Бегущего по лезвию", если его слегка состарить и долго кормить гуляшом. Даже тяжеловесную метафору про ангела смерти и чудеса подают с максимальной хулиганской легкостью, которая только возможна, когда имеешь дело с цитатами из Библии. 

Если позволите, вот вам еще одно пророчество: очень скоро режиссера Мундруцо позовут в Голливуд снимать что-то со спецэффектами, а мы, конечно же, скривимся, но обязательно пойдем в кинотеатр посмотреть.

 

Читайте также: Канны: Звягинцев и нелюбовь к Украине.