Поиск

Сергей Лозница о Донбассе: \"Общество в состоянии войны начинает распадаться\"

Сергей Лозница о Донбассе: "Общество в состоянии войны начинает распадаться"

Дневники фестиваля

Текст: Buro 24/7


Фото: REX / SHUTTERSTOCK

Интервью режиссера фильма "Донбасс"

На Каннском кинофестивале показали бескомпромиссную драму "Донбасс" Сергея Лозницы, получившую приз за лучшую режиссуру в программе "Особый взгляд".

Сразу после премьеры режиссер встретился с главным редактором Buro 24/7 и ведущим шоу "Бешеные псы" на Радио НВ Алексеем Тарасовым и рассказал, почему нельзя зарабатывать на войне.

В мире о Донбассе почти ничего не знают. Например, мой приятель, режиссер из Аргентины, спросил: “Донбасс – это что? Название фильма – это что?”.

Я решил сделать игровую картину на основе видео с Донбасса, которые смотрел на ютубе. Я собрал коллекцию эпизодов, которые происходили в жизни. Некоторые из них я переписал, но все же максимально придерживался того, что было в реальности. Мне было важно представить палитру того, что происходило и происходит на этой оккупированной территории, которая, на мой взгляд, пребывает в состоянии небытия.

Так совпало, что: а – на востоке Украины происходили такие события; b – кто-то все это снимал и выкладывал в интернет; c – кто-то это смотрел; d – у меня есть идея развивать нелинейный нарратив, рассказывать истории нелинейным способом. Линейный способ – когда в фильме один или два-три героя, за которыми мы следим, а нелинейный – это то, что примерно было в “Стачке” у Эйзенштейна, когда мы начинаем терять героев или путаться, кто где. Потому что не в героях дело, а дело в ситуациях, событиях, обстоятельствах. Мне хотелось дать зрителю почувствовать атмосферу того, что на Донбассе происходит.

Этот конфликт неразрешим до того, как будут поняты и сформулированы его причины. Это не просто интервенция, это не просто оккупация, там все гораздо сложнее. Мне кажется, причина этого конфликта – она глобальнее, чем даже история в Украине. Его причина – в столкновении между архаичным типом мышления и типом мышления, которое мы называем modernity, которое от нас требует современное индустриальное общество. Архаичное мышление предполагает, что единственный способ существования – это тоталитарный режим, в котором человек вообще не имеет никакой цены, где человек есть средство, а не цель. Эта линия фронта проходит не только по границе между воюющими сторонами на территории Донецкой и Луганской областей. Эта линия фронта проходит через сознание многих людей.

Один и тот же человек может принимать как архаичные решения, так и решения в рамках нового мышления. С одной стороны, двигаться в сторону Европы и развивать закон, право, делать визы для граждан своей страны, а с другой – запрещать привозить книги на каком-то языке и продавать их в магазинах.

[Запрещать ввоз русскоязычной литературы] – это самый настоящий бред, это решение в области архаики. Это решение тоталитарного государства. Сейчас мы имеем дело с таким кентавром, который сам внутри себя не может преодолеть проблемы, которые как круги по воде распространяются в обществе.

Если говорить о болезни, то лечить нужно сознание. Даже не лечить, а пробуждать. Люди, которые участвуют в войне, говорят, что они совершенно лишены способности размышлять. Война – это самый дикий, самый идиотский, самый варварский способ найти решение конфликта. Конечно, когда вас атакуют, на вас нападают, вы вынуждены защищаться – и таким образом вас вовлекают в мутный страшный поток дегуманизации. Люди не могут постоянно жить в состоянии, когда нормой становятся убитые и раненые солдаты, которых привозят с фронта.

Этот конфликт не может быть выгоден украинской стороне – я не имею в виду частных лиц, людей в правительстве, которые, может быть, я ничего об этом не знаю, имеют от этого конфликта какой-то профит… Что на самом деле очень глупо – деньги, которые они, возможно, на этой войне зарабатывают, работают против них. Эти люди могут подумать, что я идиот, но в далекой перспективе так и происходит. И для общества нет ничего хорошего в этом конфликте, который завис, который неразрешим. Он только растлевает общество. Я читал, что уже 2 миллиона людей побывали на войне. Вы представляете себе, что такое 2 миллиона людей, которые были готовы в кого-то выстрелить? Это ненормальная ситуация для человека. Переход этой границы чреват катастрофическими последствиями потом. Общество, которое долго находится в таком состоянии, начнет распадаться изнутри – на что противник и надеется.

У меня не было цели ставить диагноз. Я только предложил характеристику этой болезни.

Я могу предложить только один путь решения проблемы – это воспитание и образование. Больше ничто нас не спасет.

Слушайте полную версию разговора в программе “Бешеные псы с Алексеем Тарасовым” на Радио НВ.

 

Читайте также: Сценаристы фильма "Лето" Кирилла Серебренникова: "Ранние песни Цоя – самое чистое, что он сделал".

Оставьте комментарий

Больше