Поиск

\"Женщин вычеркивают из истории\". Режиссер \"Портрета девушки в огне\" о сексе и улыбках

"Женщин вычеркивают из истории". Режиссер "Портрета девушки в огне" о сексе и улыбках

Важная тема

Текст: Buro 24/7


Интервью с Селин Сьямма

В украинский прокат вышла французская драма "Портрет девушки в огне" – призер Каннского кинофестиваля, один из главных арт-фильмов 2019 года, кино о женщинах XVIII века, у которых не было возможности выбирать свою судьбу.

Главную героиню фильма, бедную аристократку Элоиз (Адель Энель), хотят выдать за богача. Жениху нужно отправить ее портрет, но девушка отказывается для него позировать. Тогда из Парижа выписывают художницу Марианну (Ноэми Мерлан): ее работа – притворяться компаньонкой Элоиз и по памяти создавать портрет, который лишит ее свободы.

Режиссер и автор сценария фильма Селин Сьямма говорит, что ставила перед собой задачу перенести на экран персонажей и их чувства, которые были вычеркнуты из истории. Главный редактор BURO Алексей Тарасов узнал у Селин, кто их вычеркнул и почему женщину, которая не улыбается, считают сукой.


Вы можете себе представить, что живете в XVIII веке? Вам бы это удалось?

Когда я писала сценарий, то и представляла, что живу в XVIII веке. Своим фильмом я не подмигиваю в настоящее время из прошлого, а хочу восстановить неразрывность времени. Дело в том, что мы не получили из прошлого никакой информации о внутреннем мире женщин того времени. Мы не знаем, какими были их желания, не знаем, чего хотели их сердца. Это то, чего у нас сегодня нет, то, чего мне как человеку не хватает, то, с чем я лично чувствую связь.

А еще в XVIII веке были сотни женщин-художников. Женщины имели возможность создавать произведения искусства, строить карьеры и иметь влияние, это был большой культурный сдвиг. А потом случился откат назад – и их просто вычеркнули. И сейчас этого прекрасного искусства тоже не хватает. Похожая ситуация у нас сегодня с движением #MeToo и тем фактом, что к женщинам начали больше прислушиваться. Мы снова видим этот откат назад. Все чаще и чаще мы слышим о том, что люди устали от #MeToo и пусть все будет как раньше.

А почему женщин-художников вычеркнули из истории искусства?

Потому что историю искусства пишут мужчины. В результате произведения женщин либо приписали мужчинам, либо уничтожили. Зачем далеко ходить: давайте посмотрим на кинематограф. Ему всего 120 лет, а женщин уже вычеркнули из истории. Например, Алис Ги-Блаше. Она была первой женщиной-режиссером в мире, она изобрела кино в той же степени, что и Жорж Мельес. Она первой использовала крупный план, но мы не видим ее фильмов, даже не знаем о ней. Она изобрела понятие съемочной площадки, она открыла первую киностудию, но ее имя уже стерли. Почему мужчины вычеркивают нас из истории искусства? Потому что они хотят сохранить власть и все свои привилегии. И можно предположить, что в наших произведениях для них есть опасность. Иначе они бы их не скрывали. Позиция, с которой принято рассказывать историю искусства, полна предубеждений, она совсем не нейтральна.

"Портрет девушки в огне" – во многом фильм о том, как одна женщина смотрит на другую. Что особенного в том, каким видит мир именно художник?

Для сюжета важно, что Марианна рисует два портрета. Первый – традиционный, у которого есть четкая задача – он должен понравиться жениху. А второй – это ее особенный взгляд на свою модель, портрет, который они создают с ней вместе.

Как и все, я была воспитана на том, каким наш мир видят мужчины. В этой картине мне важно было деконструировать эту концепцию мира. И не потому, что я женщина. Это вопрос воли и желания. Для того чтобы создать на экране новые образы, новую динамику, мне нужно было посмотреть на мир по-другому. Снимая фильм, я набиралась уверенности для того, чтобы попробовать новые способы рассказывать историю, открыть новые двери для кино, подарить зрителям новые идеи, новые эмоции. Мне кажется, это прекрасная амбиция.

"Женщин вычеркивают из истории". Режиссер "Портрета девушки в огне" о сексе и улыбках (фото 1)

Одной из кульминаций фильма становится любовная сцена между главными героинями. Чем отличается сцена секса, снятая женщиной, от сцены секса, снятой мужчиной?

В этом случае не так важно, мужчина ты или женщина. Важно, каким ты видишь мир и хочешь ли снимать эту сцену так, как это делают обычно. Меня часто спрашивают, было ли на съемочной площадке больше женщин, чтобы актрисы чувствовали себя комфортнее. Я считаю, что актрисы чувствуют себя комфортно, когда они защищены общей идеей. Да, на площадке – женщины. Но важнее всего, что ты говоришь актрисам: "Вы в этой сцене главные, делайте то, что считаете нужным". И просто оставляешь их наедине друг с другом. Конечно, некоторые вещи мы проговорили заранее. Скажем, проникновение в подмышку – это такая шалость, это забавно.

Но главное – какую идею сексуальности вы транслируете на экран. Разумеется, я женщина и делюсь опытом, который у меня есть, снимая лесбийскую любовную сцену, показывая лесбийскую сексуальность. Это история не о моих фантазиях или о том, как принято стандартно изображать лесбийский секс, – мы же помним, что почти всегда эти сцены сняты с точки зрения мужчины, особенно учитывая то, что это еще и очень популярный запрос на порносайтах.

Один из самых популярных в мире.

Мы старались снимать по-другому. И "по-другому" – это также значит "правдиво". Это легкая сцена, в ней есть загадка, но вместе с тем она показывает, что секс приносит радость. Она использует все приемы кино для того, чтобы продемонстрировать либидо. Она органичная часть этого фильма. И тот факт, что зритель не чувствует себя вуайеристом, когда ее смотрит, и по обе стороны экрана нет никакого насилия, делают эту сцену секса хорошей сценой.

Что вы узнали о себе как о режиссере, когда снимали "Портрет девушки в огне"?

Я поняла, что работаю продуктивнее и получаю от работы радость, когда избавляюсь от стандартных понятий конфликта и сделки в сюжете. Знаете, как нас учат: хорошая сцена – это когда в кадре герой чего-то хочет или чего-то не хочет. В "Портрете девушки в огне" я смогла полностью от этого избавиться, хотя в своих предыдущих фильмах еще следовала этим правилам. Также у меня на экране всегда было насилие – хотя бы чуть-чуть, но было. Сейчас, когда я стараюсь больше этого не делать, то нахожу новые интересные решения. Я хочу рассказывать захватывающие истории, не полагаясь на насилие и конфликт. Вот это мой главный урок. Я и раньше этого хотела, но не была уверена, что это сработает.

На экране большую часть времени – только две главные героини. Какие основные задачи вы ставили перед актрисами?

В первую очередь я хотела вернуть женщинам прошлого их жизни, показать, что они вообще-то существовали. Еще мне важно было сохранить определенный ритм того, как героини влюбляются друг в друга – шаг за шагом. Не спешить – то, о чем я просила актрис, то, чего от них ждала. Как, впрочем, и от всей съемочной группы и от себя самой – нам нужно было быть внимательными к каждому этапу и не испортить этот процесс. К примеру, героини впервые улыбаются друг другу только через 1 час 10 минут фильма. На площадке много говорили: о, между ними такая "химия" – может быть, им стоит друг другу улыбнуться, ты сможешь потом это использовать на монтаже. Но нет, мы должны уважать этот процесс, уважать актеров. Если мы один раз снимем улыбку, просто ради удовольствия, которое она принесет, мы можем сразу забыть обо всем, что до этого происходило на съемках. Нам нужно было избегать легких удовольствий, быть очень точными, помнить о каждой сцене, чтобы постепенный процесс возникновения любви выглядел странным и в то же время органичным. Последние 40 минут фильма – это пылающий огонь, и чтобы правильно прийти к этому, нам нужно было быть очень осторожными.

А откуда вообще взялась идея того, что героини так долго друг другу не улыбаются? В ту эпоху это было не принято?

Я хотела, чтобы, когда на экране возникает улыбка, это было как нож в сердце. Кроме того, от нас, женщин, всегда ждут, что мы будем улыбаться. Если ты не улыбаешься – наверное, с тобой что-то не так.

Наверное, ты просто сука.

Именно так! Во Франции в этом году проходил чемпионат мира по футболу среди женщин и впервые тренером французской сборной была женщина [Коринн Диакр. – BURO]. Во время матчей она, как и любой другой тренер, находилась на краю поля и была полностью сконцентрирована на игре. Это обсуждали и в социальных сетях, и даже на телевидении и говорили одно и то же: ну почему же она не улыбается? Постойте, разве от мужчины-тренера вы ждете, что он будет улыбаться?

Вы ожидаете, что он будет материться, орать, плеваться, но точно не улыбаться.

А об этой женщине говорили, что она слишком холодная, потому что не улыбается. Улыбка обладает силой. И если мы хотели, чтобы улыбки наших героинь заставили всех ахнуть, продемонстрировали взаимность их чувств, нам нужно было быть очень терпеливыми. Мы хотели показать их желания еще до того, как заговорили о любви. Мы хотели избежать штампа о любви с первого взгляда, которая предполагает то, что героини сразу же друг другу улыбнутся.

 

Читайте также: "Французский диспетчер" Уэса Андерсона выйдет этим летом. Вот все, что о нем известно.

Оставьте комментарий

Больше