Поиск

Изучаем ювелирное безумие года: Кто и что покупает, и главное — почему

Изучаем ювелирное безумие года: Кто и что покупает, и главное — почему

Тенденции аукционных торгов

Текст: Buro 24/7

Рассказывает Ольга Олексенко

За время пандемии индустрия антикварных украшений демонстрирует рекордные темпы роста. Прокомментировать результаты недавних торгов Magnificent & Noble Jewels в Женеве и общее "ювелирное безумие" этого года мы попросили коллекционера Ольгу Олексенко.

Ювелирная индустрия, а особенно индустрия винтажных и антикварных украшений, лучше других проживает этот год, и это уже очевидно. Рекордные аукционные торги и их причины разобраны и проанализированы, и сейчас уже можно выявить более тонкие тенденции  кто и что покупает, и главное  почему.

Отличный повод присмотреться повнимательнее  торги Magnificent & Noble Jewels Sotheby's и Christie's, которые прошли в Женеве. Раньше ноябрьские торги были одними из самых важных, дорогих и заметных в течение года: к ним подбирались самые знаковые лоты. Эти торги были значимым событием в календаре ювелирного рынка: местом встречи дилеров, коллекционеров, галеристов, местом обмена новостями, слухами, сплетнями, местом заключения сделок помимо торгов  общение за кадром имело не меньшее значение, чем грандиозный спектакль с продажей лотов.

Изучаем ювелирное безумие года: Кто и что покупает, и главное — почему (фото 1)
Фото женевских торгов бриллианта "Видение розы" в ноябре 2020, фото Sotheby's 

В этот раз главным героем торгов был редкий розовый бриллиант  "Видение розы" весом 14,83 карата, который представлял Sotheby's. Он был огранен из самого крупного розового алмаза, когда-либо найденного компанией "Алроса" на якутских месторождениях. Особенно символично, что торги этого розового бриллианта проходили на следующий день после официального объявления о закрытии австралийских шахт Аргайла  основного поставщика розовых бриллиантов на рынок.

Перед торгами интерес к "Видению розы" активно подогревался аукционным домом: за неделю до торгов был показан спектакль "Видение розы", правда, не в исторической, а современной хореографии, с костюмами, созданными бывшим главным редактором французского Vogue Карин Ройтфельд. Правда, надежды, возлагавшиеся на камень, не оправдались. В результате довольно вялых торгов неназванный покупатель остановился на нижней границе эстимейта  21 млн швейцарских франков, что с комиссией продавца составляет около 24 млн. Поэтому дом в финальном релизе решил показать результат в американских долларах и объявил цену бьющей рекорды.

Однако если посмотреть на торги в течение года, то увидим: рекорды устанавливались и бились с огромной скоростью. В конце апреля Sotheby's сенсационно продает браслет Cartier Tutti Frutti 30-х годов за фантастические 1,34 млн долларов.

Изучаем ювелирное безумие года: Кто и что покупает, и главное — почему (фото 2)
Браслет Tutti Frutti, Cartier, 1930-е, фото Sotheby's
Изучаем ювелирное безумие года: Кто и что покупает, и главное — почему (фото 3)

На тот момент это была самая высокая цена, заплаченная за драгоценность онлайн, еще и без предварительного просмотра. В июне Сhristie's выставляет на торги идеальной чистоты и цвета бесцветный бриллиант изумрудной огранки в 28,86 карата, и он находит своего покупателя за 2,1 млн долларов  первый бриллиант такого размера, проданный онлайн. Дальше начинается гонка "за майку лидера". В сентябре Sotheby's объявляет о беспрецедентной продаже бриллианта весом в сто карат онлайн и без резерва (за все время существования торгов было продано всего восемь таких камней). И продает его за 15,7 млн долларов. Бриллиант уходит "анонимному покупателю", широко известному в узких кругах японскому коллекционеру, который сразу дает ему имя "Звезда Маико" в честь своей дочери.

Изучаем ювелирное безумие года: Кто и что покупает, и главное — почему (фото 4)
"Звезда Маико", фото Sotheby's 
Изучаем ювелирное безумие года: Кто и что покупает, и главное — почему (фото 5)
Бриллиант "Звезда Маико", 100 карат, фото Sotheby's 

Аукционы  самый чёткий индикатор того, что происходит в ювелирном мире, а зачастую  еще и регулятор цен и тенденций на ювелирном рынке. Онлайн-аукционы даже таких монстров, как Sotheby's и Сhristiе's, никогда не пользовались особой популярностью. Они всегда были способом "сбыть проходные вещи" и, как правило, показывали не самые лучшие финансовые результаты  продавалось обычно около 60% лотов. Это было объяснимо: "большие" коллекционеры покупали на живых аукционах. "Маленькие"  чаще офлайн, случайно, через галереи и небольших дилеров.

Поэтому, когда живые аукционы приостановили свою деятельность во время весеннего карантина, онлайн внезапно оказался площадкой, интересной всем. Первый же онлайн-аукцион продал все, что выставил, да еще большую часть лотов со значительным превышением эстимейта.

Аукционные дома такого не ожидали, но довольно быстро поняли, что жизнь не закончилась. А более того, началась, причем гораздо более интересная. К аукционам, средний возраст аудитории которых всегда был старше 40 (местами сильно старше), проявила интерес "новая кровь". Первые же онлайн-торги привлекли около 35% новой аудитории, а всего за время пандемии прирост новой аудитории составил 60%. Причем большая ее часть моложе 40 лет.

У каждого свои причины: кого-то привлекает инвестиционная составляющая (все-таки украшения никогда не потеряют свою репутацию надежного средства сбережения активов), кого-то  эмоциональная, кого-то  социальная. Пандемия выявила интересную вещь: украшения, при всей их кажущейся нефункциональности, легко и быстро могут закрыть многие наши потребности в признании, эмоциях и собственной значимости.

Карантин показал интересную тенденцию: европейские и американские покупатели больше заинтересованы в украшениях с историей  знаковых дизайнах больших ювелирных домов с репутацией или современных художников. Например, за серьги Мэн Рея на нью-йоркских торгах Christie's разыгралась настоящая битва, и они ушли с десятикратным превышением эстимейта.

Восточный клиент покупает крупные и редкие драгоценные камни. По полуофициальным данным, все крупные камни, которые были рекордно проданы этим летом обоими аукционными домами, ушли к покупателям из Китая и Японии. Скорее всего, "Видение розы" также ушел "на Восток". Эксперты сходятся во мнении, что такой громкий шум вокруг продаж этого бриллианта был нужен "Алросе", чтобы максимально привлечь внимание азиатских коллекционеров к наличию розовых камней в России.

При этом нельзя сказать, что азиатские клиенты покупают камни, руководствуясь исключительно инвестиционной точкой зрения, а западные  украшения, базируясь на эмоциональной вовлеченности в дизайн и историю дома. Скорее даже наоборот: крупные, заметные на рынке камни  не самая удачная инвестиция, они очень дороги, следовательно мало ликвидны. Их покупают скорее как элемент статуса и престижа. Магический символ богатства, власти и влияния их владельца. Украшения же, особенно знаковые, в последнее время очень ликвидны на рынке, легко возвращают вложенные в них средства и чаще с превышением. Ну а в процессе владения сообщают обществу о прекрасном вкусе своего владельца.

Читайте также:

Van Cleef & Arpels открыли онлайн-школу ювелирного искусства.