Поиск

\"Я создал Vetements от злости\". Демна Гвасалия — о детстве в Грузии и работе в Balenciaga

"Я создал Vetements от злости". Демна Гвасалия — о детстве в Грузии и работе в Balenciaga

Большое интервью

Текст: Buro 24/7

Креативный директор Balenciaga рассказал о том, как не разлюбить моду

Дизайнер Демна Гвасалия, без преувеличения, определил моду прошедшего десятилетия. Он одел всех в безразмерные пуховики, футболки DHL за $700 и спортивные костюмы, будто взятые из гардероба советских рабочих 1980-х годов.

"Демна создает одежду для рейверов, бизнес-леди, охранников супермаркета. Это демократический подход, с помощью которого он заявляет, что все в этом мире равны", говорит Карен ван Годстенховен, куратор института костюма в музее Метрополитен и исследовательница работы Демны.

Осенью Гвасалия покинул собственный бренд Vetements, основанный в 2014 году. Он стал настоящим голосом поколения, который сегодня переписывает историю моды в Balenciaga.

В интервью Vogue дизайнер рассказал о том, почему ушел из Vetements, какой будет линия haute couture в Balenciaga и как детство в Грузии влияет на его творчество.

О жизни в Швейцарии

Гвасалия переехал из Парижа в пригород Цюриха. "Здесь меньше осуждения. В этом вся суть швейцарцев,  говорит он.  Здесь я чувствую себя в безопасности. А безопасности мне не хватало всю мою жизнь".

Демна родился и вырос в Грузии. Из-за войны в Южной Осетии он вместе с семьей уехал в Дюссельдорф в 1991 году, а после учился в Бельгии и покорял модную индустрию в Париже.

"Мне всегда хотелось стабильности, которой мне так не хватало раньше, когда у меня было две работы и где-то всегда проходила неделя моды. Меня всегда преследовало это чувство: "Черт, нужно же сделать префолл-коллекцию!" А я не хотел разлюбить моду", признался дизайнер.

Именно поэтому Демна выбрал Цюрих  пожалуй, самый немодный город во всей Западной Европе. "Цюрих  это противоположность моды,  смеется Демна.  Люди здесь вообще не заботятся о том, что на них надето".

Демна говорит, что переезд в Швейцарию его полностью изменил. "Я избавился от той неуверенности, которая у меня была, от необходимости что-то доказывать. Я научился действительно слушать говорит он.  Я всегда думал: "Нельзя быть таким эгоистом, нужно работать для других  для бренда, команды. Но, может быть, я просто становлюсь старше и понимаю, что нельзя быть хорошим дизайнером, если ты не слушаешь самого себя. Сейчас я совсем другой дизайнер, чем пять лет назад. Я больше не на темной стороне мира".

О работе в Balenciaga

Демна работает из дома в своем ателье на втором этаже. Его рабочий день начинается в 11 утра. Коллекции он создает в основном с помощью телефона и компьютера  там он просматривает архивные коллекции, ищет референсы в соцсетях. "Я недавно понял, как много идей исчезли и никогда не воплотились в жизнь только потому, что для них был неправильный момент, и я их отбросил. Сейчас я просто сохраняю их на потом".

Демна работает всего три раза в неделю. Остальное время он посвящает себе: ходит на концерты, выставки, в супермаркет. "В Швейцарии, где все закрывается в 6 вечера, возможность купить морковку в воскресенье после обеда  настоящая роскошь",  шутит Демна.

Об уходе из Vetements

Демна ушел из Vetements, чтобы сосредоточиться на работе над Balenciaga.

"Когда я основал свой бренд, я был зол и хотел выразить себя,  говорит он.  Я назвал его Vetements  не собственным именем, потому что это был проект моего становления как дизайнера. Я никогда по-настоящему не верил, что то, что я делаю в этой безжалостной индустрии, может вызвать такую реакцию. Если бы я знал, я бы сделал это гораздо раньше. Но Vetements появился как раз в то время, когда с помощью интернета гнев молодежи был особенно актуален.

Я понял, что, как и в любом проекте, у Vetements был дедлайн. Архивы и ДНК бренда  это идеи и продукты, с которыми я больше не хочу ассоциировать себя. С тех пор как я его основал, я изменился, и мода в целом изменилась. Vetements может существовать без моего участия".

О кутюре

На неделе высокой моды в Париже в июле Balenciaga представят первую коллекцию от-кутюр, созданную после ухода Кристобаля Баленсиаги в 1968 году. "Для меня кутюр выше всяких трендов,  говорит Демна.  Это выражение красоты в высшей степени. Я думал о возрождении кутюра с самого первого дня в Balenciaga, но никогда не чувствовал себя достаточно готовым. Это не будет дань уважения или переосмысление работ Кристобаля. Скорее современная интерпретация. Кутюр  это не столько о моде, сколько о красивой одежде".

О детстве

Когда Демне было 7 лет, он убедил портного, жившего по соседству, укоротить его брюки на пять сантиметров. После этого родителей вызвали в школу, чтобы узнать, исповедуют ли они капиталистические взгляды. "А я просто хотел обрезать штаны. Но это не было частью нарратива, который был продиктован Владимиром Лениным или кем-то еще", говорит дизайнер.

Из-за недостатка денег родители всегда покупали ему одежду на несколько размеров больше. В итоге свободные силуэты стали для него удобнее, чем хорошо сидящая одежда. Акцент на плечах, который мы видим в коллекциях Balenciaga, тоже отсылка к детству, проведенному в Грузии. Дизайнер часто вспоминает, как его бабушка подшивала подплечники в жакет, согласно последнему слову советской моды.

Об устойчивости

Для Демны устойчивость  это ответственность не только брендов, но и покупателей. "Мы должны задать себе вопрос: почему мы потребляем так, как потребляем? Нужно ли покупать еще одну вещь? Я часто себя об этом спрашиваю, и это немного иронично.

Иногда меня это злит. Да, мы можем сделать более устойчивый продукт, но если единственная причина для этого  продавать больше, то в этом нет никакого смысла".

Единственная надежда Демны  это новое поколение. "Моя 10-летняя племянница веган. Она не любит покупать новые вещи и не хочет летать в самолетах".

Смотрите также: Футбольная форма и оккультизм: Из чего состоит коллекция Balenciaga.

Больше