Поиск

Тьери Мюглер: \"Пока я 20 лет создавал супергероев, я запустил себя\"

Тьери Мюглер: "Пока я 20 лет создавал супергероев, я запустил себя"

Откровенные истории

Текст: Buro 24/7

Фото: Dominique Issermann

Интервью в журнале Numero

Тьери Мюглер – французский модельер, стилист, фотограф, звезда 1990-х годов. Он стал знаменит благодаря своей парфюмерной линии и феерическим шоу. К примеру, в 1984 году дизайнер отметил 10-летний юбилей своей творческой деятельности показом коллекции в только что построенном зале "Зенит", на котором присутствовало 6 тысяч зрителей.

Дизайнер шил костюмы для Cirque du Soleil, стилизовал фильмы (Деми Мур снялась в черном облегающем платье руки дизайнера в фильме "Непристойное предложение", 1993 год) и клип Джорджа Майкла на песню Too Funky. В 2009-м Мюглер стал персональным стилистом Бейонсе и начал создавать костюмы для сценических выступлений певицы.

Последние несколько лет Тьери пропал с поля зрения, но снова вернулся в превосходной физической форме и уже в новой должности – директора мюзик-холла. Тьери также сменил имя, а точнее, слегка его удлинил: теперь его зовут Манфред Тьери Мюглер. Почему так произошло, дизайнер рассказал журналу Numero. Мы выбрали самые интересные цитаты:

О закрытии своего модного дома в 2003 году

Мода была невероятным средством самовыражения в 1970-е, 80-е, 90-е, но перестала быть такой в 2000-х: на смену творчеству пришли маркетинг и бизнес. Не говоря уже об адских темпах и невозможных сроках, когда нужно успевать с круизными коллекциями, предколлекциями, мужской одеждой, женской одеждой, прет-а-порте и от-кутюр... Посмотрите на дизайнеров: одни съехали с катушек, другие решили уйти, пока не поздно. Должен признаться, что я всегда считал моду частью сценического искусства, у которой тоже есть свои ограничения. И мое сердце разбивалось все 20 лет, когда мне приходилось отказываться от съемок видео и перформансов просто потому, что у меня не хватало на них времени. К примеру, чтобы снять видео в Лос-Анджелесе, нужно было уехать на три недели – и я упустил возможность поработать с Шер, когда она была на пике карьеры, с Аретой Франклин, Бетт Мидлер и многими другими. Хотя, как вы уже знаете, я нашел время, чтобы снять клип Too Funky для Джорджа Майкла.

О работе с Джорджем Майклом

За день до съемок Джордж отправил имейл, в котором написал, что подтверждает мой сценарий. Он сказал, что не хочет появляться в этом видео, как в других своих клипах. Мы договорились. На следующее утро я приехал в студию Boulogne, где меня уже ждали почти 500 человек: команда, танцоры со всего мира, из Японии и Австралии, топ-модели – Линда, Ева, Надя, Тайра, – невероятные люди, вроде актрисы Росси де Пальмы и Джули Ньюмар, которая сыграла Женщину-кошку в первом "Бэтмене", и имперсонаторы Липсинка (Джон Эпперсон) и Джоуи Ариас.

В 9 утра заявился Джордж и сказал, что он хочет тоже быть в клипе, несмотря на наши договоренности. Я сказал ему, что это невозможно, все уже расписано по кадрам. Я знал, что он плохо это воспримет. После двух съемочных дней он собрал всю команду и заявил: "Мюглер уволен. Теперь я режиссер". На площадке воцарилась гробовая тишина, никто не сдвинулся с места. Я не знал, куда деться. Затем Джули Ньюмар сказала с негодованием: "Мы знаем про все ваши делишки в Лос-Анджелесе, мистер Майкл! Знайте, что мы все здесь ради Мюглера, а не ради вас!". Ее поддержали все топ-модели, сказав, что уйдут, если я не останусь.

Джордж заперся в своей гримерке, после того как его телохранителям не удалось вышвырнуть меня с силой. В любом случае, мы закончили снимать без него, но Майкл все же добавил кадры с собой во время монтажа. Сказать по правде, он полностью убил видео Too Funky, в итоге получилась безвкусица, потому что единственной его целью была реклама нового альбома. Он вырезал сцены с транссексуалами и геями, что вообще позор, потому что вырученные деньги с записи пошли на борьбу со СПИДом. Мы помирились только спустя годы, благодаря Бейонсе.

Тьери Мюглер: "Пока я 20 лет создавал супергероев, я запустил себя" (фото 1)

О примирении с Джорджем Майклом

Это очень милый анекдот, но надо отдать должное Майклу. В 2009 году я был в Лондоне, на открытии тура Бейонсе "I Am... Beyoncé", который я курировал как арт-директор. Тогда я получил СМС от Джорджа, смешное и прелестное: "Привет, Тьери, это Джордж, бедная английская королева, которой манипулировали менеджеры из Лос-Анджелеса. Но это уже все в прошлом. Ты сделал самое прекрасное видео в моей карьере, и я мечтаю появиться на сцене рядом с Бейонсе сегодня". Итак, я позвонил Бейонсе и сказал: "Окей, мисс Би, мы скажем "да" Джорджу только при одном условии: он споет с тобой дуэтом песню If I Were a Boy". Бедного парня поймали на горячем в общественном туалете в Лос-Анджелесе [речь о случае, когда певец в туалете сделал непристойное предложение мужчине, который оказался полицейским; история приобрела большую огласку. – Buro 24/7] и заставили признаться, что он гей, поэтому я подумал, что этот трек очень уместен. Бейонсе согласилась. Джордж вышел на сцену арены O2 с песней If I Were a Boy. Это была стопроцентная победа.

О работе с Бейонсе

Она многому меня научила. Я никогда не видел никого, кто бы обладал такой силой и умением концентрироваться. Это удивительно. На сцене она зверь, она воплощает абсолютную инстинктивную красоту. Во время тура в ее окружении было чуть больше 500 человек, которые постоянно разговаривали на репетициях, но когда ей нужно было принять даже минимальное решение, она умела выключить внешний шум и сосредоточиться, как тигр на ягненке.

О новом имени

Я не переименовывал себя. Манфред – мое имя по паспорту. Для модной индустрии мне нужно было, чтобы имя звучало по-французски, а у Манфреда австро-немецкие корни. Поэтому все эти годы я хранил это имя в секрете, а теперь снова начал его использовать для моих новых личных приключений, которые больше связаны с моим детством.

О новом теле

Это не трансформация, а скорее эволюция. Связанная не с физикой, а с внутренними изменениями, состоянием души. Одна из причин, по которой я ушел из моды, – за 20 лет бессонных ночей за созданием супергероев и супергероинь я полностью запустил себя. Я дошел до момента, когда уже был взбешен тем, что занимаюсь другими, но не собой. Я сказал себе: "Хватит этого дерьма, с этого момента я буду заботиться о себе и стану тем, кем я был в детстве, – сильным и подтянутым, шутником и борцом". Не забывайте, что я был танцором в течение 15 лет, я занимался на трапеции, акробатикой, а также катакали – индийским танцем, представляющим собой сочетание гримас, пения и боевых искусств. Это очень тяжелый и жестокий спорт. Физическая трансформация стала своего рода возвратом к себе, ремонтом и реконструкцией.

Об идеале

Я бы хотел быть похожим на одну из статуй Арно Брекера, Микеланджело XX века и любимого скульптора Третьего рейха. Нельзя отрицать, что наш "милый папа Адольф" (Гитлер) – я шучу, когда говорю это, – знал, как окружить себя лучшими произведениями в сфере архитектуры, графики, фотографии и скульптуры.

О трансформации

Первым шагом было осознание, смирение. В жизни вы должны понимать чего вы хотите, куда идете и кем хотите стать. В нашу эпоху с помощью хороших техников, хороших врачей и хороших профессионалов вы можете сделать с вашим телом что хотите. Поэтому я вооружился железной волей и командой диетологов, терапевтов, тренеров... И армией пластических хирургов, если я не ошибаюсь. У меня нет никаких имплантов, вопреки тому, что обо мне говорят. Я пережил полную реконструкцию лица – после серьезного несчастного случая в спортзале мое лицо было полностью расквашено.

О плюсах и минусах богатства и славы

Плюсы – для тебя всегда находят столик в ресторане и ты можешь заявиться в отель в три часа ночи с голым торсом, когда на улице -15. Из недостатков – когда ты отдыхаешь в клубе, всегда найдется кто-то, кто захочет броситься к твоим ногам и начнет лизать твои ботинки.

О любимых дизайнерах

Кроме Ирис ван Херпен, никто не приходит на ум.

О работе в Dior

Месье Арно [глава концерна LVMH. – Buro 24/7] приглашал меня в Dior как раз перед тем, как эта работа досталась Жанфранко Ферре. Мы тайно встречались несколько раз, пока он не понял, что во мне слишком много индивидуальности для Dior.

 

Читайте также: Продюсер модных показов: "Недели моды скоро исчезнут".