Поиск

Вирджил Абло борется с навязанными архетипами в мужской коллекции Louis Vuitton

Вирджил Абло борется с навязанными архетипами в мужской коллекции Louis Vuitton

Осень/зима — 2021/2022

Текст: Buro 24/7

Фильм в поддержку коллекции снял Джош Джонсон

“Обычно мне есть что сказать по любому поводу, но не в этот раз”, — написал креативный директор Louis Vuitton Вирджил Абло в инстаграме под постом, анонсирующим показ видеоролика в поддержку его шестой коллекции для бренда — Ebonics. Дизайнер добавил, что фильм Джоша Джонсона полностью отражает его самого.

Показ осень/зима — 2021/2022 начинается на заснеженном склоне холма в Швейцарии. Единственный свидетель живописных пейзажей, американский чернокожий писатель, музыкант и актер Сол Уильямс, в удлиненном черном пальто с пуговицами-самолетами, в шляпе и с хромированным чемоданом с монограммой LV, прокладывает себе путь через сугробы и читает стихи о стенах, которые нужно снести, тайнах, которые предстоит разгадать, и маргиналах, для которых этот мир.

Джош Джонсон и Вирджил Абло цитируют эссе Джеймса Болдуина “Незнакомец в деревне”. Чернокожий автор произведения рассказывает о поездке на швейцарский курорт в Альпах, жители которого никогда не видели афроамериканцев, а затем сравнивает проведенное время в европейской деревне со своей повседневной жизнью художника-маргинала в США.

В какой-то момент главный герой фильма Louis Vuitton оказывается в длинном коридоре из зеленого мрамора и пробирается к залитой светом комнате импровизированного аэропорта (на самом деле — Теннисного клуба Парижа) через толпу людей. Навстречу ему шагают “офисные работники” в строгих костюмах, “торговцы” в волочащихся по полу пальто, “архитекторы” в куртках с 3D-макетами парижских достопримечательностей (где живет Абло) и чикагских небоскребов (откуда родом дизайнер), “бортпроводник” в рубашке с коротким рукавом и подплечниками, “рэпер” в лисьей шубе с багажом в форме самолета, “отельер” в объемном халате, пижамных штанах и с газетой под мышкой, “художники” в широких шарфах, килтах поверх брюк и свободных пиджаках, например с объемными цветами на груди, а также прохожие в африканских драпированных накидках, комплектах из денима, бейсболках и толстовках — прототипы самого Вирджила и его отца. Тем временем на полу, у стены или в культовом кресле Barcelona Chair Мис ван дер Роэ и Лилли Райх отдыхают гангстеры в ковбойских шляпах и странники в нарядах, украшенных экзотическими орнаментами, мраморным принтом и фрагментами карты мира.

“В детстве наши мечты и стремления воплощены в архетипах: художник, продавец, архитектор, скиталец”, — пишет в пресс-релизе Абло, который уверен, что с ранних лет мы учимся судить о людях, их поле деятельности, сексуальной ориентации и культурном происхождении, исходя из их одежды. Но мода, по мнению дизайнера, способна эти стереотипы искоренить.

Эту мысль продолжают афоризмы художника-концептуалиста Лоуренса Вайнера: You Can Tell a Book By Its Cover (“Вы можете угадать, о чем книга, по ее обложке”), The Same Place At The Same Time (“В том же месте, в то же время”) и Somewhere Somehow (“Где-то как-то”), украсившие одежду и аксессуары, а также появившийся на сумках слоган Tourist vs. Purist (“Турист против пуриста”), который Абло придумал, когда пришел в Louis Vuitton в 2018 году. Эти два образа — чужака, который хочет узнать новую культуру и увидеть Эйфелеву башню, когда приедет в Париж, а также ценителя чистоты стиля и знатока — соединились в самом дизайнере, который из аутсайдера мира роскоши превратился в его инсайдера и проводника для таких же простых парней, каким был он сам, для таких деятелей искусства, как рэпер Mos Def, чьим выступлением завершился показ, или британский поэт Кай-Исайя Джамал, ставший первой трансмоделью, когда-либо участвовавшей в показе Louis Vuitton.

Абло, которого Вальтер ван Бейрендонк обвинил в плагиате за дизайны для мужской коллекции Louis Vuitton весна/лето — 2021, задается вопросом заимствования в моде и культурной апроприации. Дизайнер увековечил вневременные цветочные монограммы Виттона на ярких вощеных тканях, которые любила его мама. А клетчатый материал, использовавшийся для верхней одежды и килтов, с одной стороны напоминал шотландский тартан, а с другой — кенте, которую отец Вирджила (выходец из Ганы) надевал для особых случаев. Таким образом, дизайнер показал, что мотивы дизайна чернокожих могут не распознать представители западной культуры.

Размывая границы между культурами, дресс-кодами и стилями, Абло задается вопросом, кто на самом деле претендует на творение. “Происхождение — это реальность, а право собственности — миф”, — поясняет он свою позицию в интервью американскому Vogue.

 

Смотрите также:

Raf Simons переиздали 100 архивных вещей в честь 25-летия бренда.

Коллекция JW Anderson вдохновит вас встать с дивана и решать проблемы.