Еще до начала показа можно было спорить, что Лагерфельд, не склонный к минимализму, представит больше выходов, чем любой другой его коллега. Так и вышло: в отличие от того же Марко Занини, который явно предпочитает качество количеству, креативный директор Chanel представил более семидесяти выходов, которые, разумеется, были поделены на логические составляющие. Так, первый этап был своего рода вводный: здесь твидовые комплекты из жакетов и юбок, нежные лиловые оттенки, золото, столь любимое еще самой Коко, — в общем, все те составляющие, которые из сезона в сезон остаются в коллекции Chanel, претерпевая лишь незначительные изменения.

Неделя высокой моды в Париже: Chanel

А затем Карл Лагерфельд ненавязчиво, аккуратно начал говорить о главной теме своей коллекции: ею стали греческие и византийские мотивы, которые вплелись в основное повествование в виде мозаик на топе коротких платьев, золотых куполообразных юбок и золотых же вышивок, четких линий кроя и инкрустированных подолов платьев — в целом кутюр здесь выдавала лишь более кропотливая работа мастериц, чем обычно.

Неделя высокой моды в Париже: Chanel

В остальном же то, что продемонстрировал в Париже Карл Лагерфельд, стало его очередными размышлениями на тему его любимых характеристик эстетики возглавляемого им Дома. Затем античные мотивы логично развились в идеи монархического толка, и Chanel превратились в современное воплощение мастерских по пошивам нарядов для придворных. Последний же выход увенчал собой тему как  Византии, так и монархии: его героиней стала настоящая императрица, чье платье украшал длинный подол, расписанный золотыми узорами. Затем с моделью чинно прошелся под руку сам Лагерфельд, что и символизировало завершение показа.