Поиск

Что почитать: 7 комиксов, которые изменили литературу

Что почитать: 7 комиксов, которые изменили литературу

Новое на книжную полку

Текст: Buro 24/7


Лучшие образцы жанра

Комиксы — это не только сюжеты о супергероях. Они могут поднимать серьезные темы и быть полноценными экспонатами музеев современного искусства. Борис Филоненко, составитель книги “Комикс в музее современного искусства” и лектор курса Inside the Comics Box, называет 7 графических романов, которые надо знать.


1.

Арт Шпигельман. “Маус”

Все изменилось, когда Арт Шпигельман получил Пулитцеровскую премию за графический роман “Маус” — история о холокосте, рассказ отца автора, выжившего в немецких концлагерях. В первой сцене романа совсем юный Арт жалуется на то, что друзья над ним смеются, и отец отвечает: “Друзья? Запри их на неделю в комнате без еды… Тогда узнаешь, что такое друзья”.

Двухтомный комикс реконструирует историю семьи до преследований нацистами, посвящает в подробности быта в лагерях смерти, а также показывает жизнь в послевоенной Америке. Важная часть романа — отношения поколений, сына-автора и отца-героя. После выхода комикс неоднократно вызывал протесты, в том числе из-за того, что нарисован в жанре funny animals: евреи изображены мышами, немцы — котами, а французы — лягушками. Нелегкими были переговоры с польским издателем, так как Шпигельман изобразил поляков в виде свиней.

 

2.

Чарльз Шульц. Peanuts

Комик-стрип Чарльза Шульца Peanuts выходил ежедневно 50 лет подряд, с 1950-го по 2000-й, с увеличенными цветными выпусками по воскресеньям. За это время главный герой комикса Чарли вырос до 8 лет, почти не изменился внешне и вместе со своими друзьями стал неотъемлемой частью американской культуры.

Каждый день вы могли заглянуть в газету или журнал и узнать, чем заняты Чарли и Люси, Линус и Франклин, Снупи и Вудсток. Может быть, они обсуждают проплывающие облака? Или цитируют фильм Орсона Уэллса “Гражданин Кейн”? Сейчас отсылки и комментарии к Peanuts можно встретить даже в научной литературе. Например, в Италии вступительные тексты к сборникам Шульца писал Умберто Эко.



3.

Алан Мур и Дейв Гиббонс. “Хранители”

The Greatest Year, “величайший год” — так любители комиксов называют 1986-й. Именно в этом году в США вышли сразу три революционных графических романа: “Маус” Шпигельмана, “Возвращение Темного рыцаря” Фрэнка Миллера и “Хранители” Алана Мура и Дейва Гиббонса.

К этому моменту Мур уже испробовал формат большого комикса, законченной истории, разбитой на главы, в “V значит Vендетта”. В “Хранителях” он довел форму до идеальной симметричной структуры и написал роман о супергероях в мире на грани ядерной катастрофы, где стрелки на часах судного дня приближаются к отметке “конец света”. Самый подходящий момент, чтобы задуматься, о том, кто такой сверхчеловек.

Прошли времена, когда супергерои участвовали в войнах и совершали подвиги. Мур показывает, что с ними что-то не так. Почему мы отдаем свою свободу и безопасность в их руки? Кто защитит нас от них, если что-то пойдёт не так? Другие супергерои? В начале романа герой в маске отвечает: “Нет”.

 

4.

Майк Миньола. “Хеллбой”

В 1990-е годы на пике ностальгии по супергеройским комиксам прошлого Майк Миньола сместил фокус фанатского внимания с узнаваемых персонажей на пришедшего из ада демона.

“Они назвали меня Хеллбоем, и этому наверняка была причина. Хотя если я и вправду из ада, то ничего не помню о нем. Я не знаю, как он выглядит”, — рассуждает главный герой.

Формула “Хеллбоя” — перевернутая волшебная сказка. Чудовище, призванное на Землю во время оккультного ритуала для одной цели — уничтожить человечество, вместо этого собирается его спасти. Правительство США даже даёт ему статус “человеческого существа”. “Хеллбой” — грандиозная, длиною в двенадцать томов, попытка пересмотреть мировую мифологию, в которой на пути рогатого героя встречаются Распутин и Геката, Баба-Яга и Перун, первозданный дракон и механические гориллы нацистов.

 

5.

Скотт Макклауд. “Понимание комикса”

Когда появился комикс? В Древнем Египте, Европе или США? Чем он отличается от кинематографа или книжки с картинками? Есть ли у комикса своя грамматика и почему так важны пустые пространства между кадрами?

Чтобы ответить на эти вопросы, в 1993 году Скотт Макклауд нарисовал комикс о комиксе, своего рода лекционный курс, который проводит читателя по всем основным проблемам комикса как самостоятельного вида искусства. Сегодня, когда комикс вновь стал ругательным словом в среде киноманов (мол, “комиксы погубят кино”), важно помнить, что в таких случаях речь идет не о самих комиксах, а об их экранизациях. В то время когда кинокомпании эксплуатируют их сюжеты, сами комиксы развивают свой потенциал и постоянно меняются.


6.

Крис Уэр. Building stories

Крис Уэр — автор, который привнес в комикс эстетику таблиц, гиперссылок, таймлайнов и аксонометрических проекций с вниманием к архитектуре пространств и медленно текущему времени. Уэр умеет рассказать о том, “что происходит, когда ничего не происходит”, и передать драму современного человека в его одиночестве.

В 2012 году он выпустил новый графический роман — в форме коробки. Внутри сразу 14 комиксов разного объёма и формата — от газеты до книги в твёрдом переплёте, от короткой истории в одну полосу до схемы дома.

Действующие лица произведения — семья пчел, потерявшая отца, девушка с ампутированной ногой и дом, на третьем этаже которого она живет. Как и комиксам, дому примерно сто лет. “Знаешь, мы даже не можем представить, насколько все сложно [в нашем мире] на самом деле”, — говорит главная героиня в коротком комиксе на боковой стороне коробки.


7.

Ричард Макгуайр. “Здесь”

Басист группы Liquid Liquid и автор детских книг Ричард Макгуайр не собирался вмешиваться в историю жанра. Но в 1989 году он отправил 6-страничный комикс “Здесь” в журнал Арта Шпигельмана RAW.

Публикация стала одним из самых влиятельных комиксов для молодого поколения независимых авторов. В этом коротком произведении события происходят в одном и том же месте, но в разное время. Читатель будто сидит в противоположном углу комнаты и смотрит, как перед ним разворачиваются сцены из разных лет и веков.

Спустя четверть века Макгуайр выпустил одноименный комикс, но уже в книжном формате. В ритме, который хочется сравнить со сложной басовой партией, он рассказывает историю комнаты со времен, когда планета Земля только приобретала форму, до будущего после масштабной катастрофы, которая завершит человеческую эпоху в том виде, в каком мы её знаем.

 

Читайте также: Чтобы быть умнее: 11 книг, которые мы будем читать в 2019-м.

Оставьте комментарий

Больше