Поиск

Канны – 2018: Хочешь “Золотую пальмовую ветвь”? Танцуй!

Канны – 2018: Хочешь “Золотую пальмовую ветвь”? Танцуй!

Дневники фестиваля

Текст: Buro 24/7


Главный редактор Buro 24/7 ведет репортаж с Каннского кинофестиваля

Страшные вещи продолжают происходить вокруг “Дон Кихота” Терри Гиллиама, который должен закрыть Каннский кинофестиваль после 29 лет съемок, сопровождавшихся банкротствами, ураганами и смертью исполнителя главной роли Жана Рошфора. В конце недели появилась новость о том, что у Гиллиама случился микроинсульт, но он все равно сможет приехать на фестиваль. Накануне бывший продюсер фильма пытался через суд запретить показ “Дон Кихота” в Каннах, но, к счастью для всех нас, этот иск отклонили. Остается надеяться, что все участники проекта доживут до премьеры 19 мая. 

Канны – 2018: Хочешь “Золотую пальмовую ветвь”? Танцуй! (фото 1)

В этом году во всех фильмах, претендующих на “Золотую пальмовую ветвь”, поют и танцуют. Даже в “Книге с картинками” Годара, которая, строго говоря, не фильм, а коллаж из разрозненных киносцен, многозначительного закадрового текста и аналоговых звуковых эффектов. Что уж тогда говорить про остальных.

Канны – 2018: Хочешь “Золотую пальмовую ветвь”? Танцуй! (фото 2)

Обладатель “Оскара” за драму “Ида” Павел Павликовски привез на Лазурный берег “Холодную войну”, черно-белую историю страсти, которая в буквальном смысле обрывается слишком рано.

1946 год, Польша. В ансамбль народных талантов поступает новая ученица. На прослушивании вместо народной песни она исполняет "Сердце" Утесова. Говорят, что она убила своего отца, но это неточно. Лежа в траве у реки, она признается композитору ансамбля, что регулярно доносит на него администратору, и композитор хотел бы с ней расстаться, но не может, потому что эта роковая блондинка – любовь всей его жизни. Годы будут лететь, страны меняться – а их все равно будет тянуть друг к другу.

Канны – 2018: Хочешь “Золотую пальмовую ветвь”? Танцуй! (фото 3)

Мало какой критик будет жаловаться, что в Каннах ему показали слишком короткое кино (обычно все фильмы длятся часа по 3), но при создании 84-минутной “Холодной войны” явно потеряли минут 15 сценария, без которых трагический финал картины вызывает недоумение.

В любом случае, это бенефис польской актрисы Иоанны Кулиг, в данный момент – главной претендентки на приз за лучшую женскую роль. Ее атомная блонда фантастически танцует и поет (никогда еще выступления советских ансамблей песни и пляски не выглядели так сногсшибательно), при случае пьет все, что горит, и сама горит на экране ярким обжигающим пламенем.

Канны – 2018: Хочешь “Золотую пальмовую ветвь”? Танцуй! (фото 4)

Очень смешной и страшный психоделический хоррор "Мэнди" с Николасом Кейджем – пока что главное удовольствие фестиваля.

Герой Кейджа изобретательно мстит религиозной секте маньяков, которая при поддержке БДСМ-монстров на черных байках умучила его девушку (одного из них он убивает со словами "ах ты ж злобная снежинка!"). Режиссер Косматос (настоящая фамилия), по собственному признанию, черпает вдохновение из хард-рока и дарк-металла, соответственно фильм выглядит ожившими обложками Iron Maiden, Black Sabbath и Sepultura. Незабываемые сцены с бензопилой, сигареткой и убийственной силой порно озвучивает синтезаторной симфонией блистательный исландец Йохан Йоханссон, которого не стало в этом феврале.

В "Мэнди", само собой, тоже поют – у лидера культа есть винил с песней, которую он сам про себя сочинил.

Канны – 2018: Хочешь “Золотую пальмовую ветвь”? Танцуй! (фото 5)

Без призов сто процентов не останутся "3 лица" Джафара Панахи – иранского режиссера, которому на родине на 20 лет запретили снимать кино. Каннский фестиваль критикуют за то, что в конкурсе мало картин, снятых женщинами, но вообще-то каждый второй фильм в этом году поднимает тему гендерного неравенства.

Девочка из глухой деревни записывает на телефон видеосообщение, адресованное известной иранской актрисе. Девочка хотела быть как она и даже поступила в консерваторию, но ее родственники собираются банально выдать ее замуж. Теперь ей ничего не остается: она сует голову в петлю, прощается с жизнью, телефон падает, запись прерывается. На следующий день шокированная актриса и ее друг-режиссер (Панахи, играющий сам себя) отправляются на поиски этой деревни, чтобы понять, правда ли это или их жестоко разыграли.

Деревня населена приветливыми и гостеприимными людьми, но быки-осеменители с золотыми яйцами для них важнее женщин. Среди ключевых моментов – встреча актрисы с одним из деревенских патриархов, который рассказывает, где собирается закопать крайнюю плоть своего долгожданного сына, чтобы тому в жизни повезло, а в финале разговора торжественно вручает плоть в мешочке актрисе.

 

Канны – 2018: Хочешь “Золотую пальмовую ветвь”? Танцуй! (фото 6)

Также в конкурсе очаровательная, пусть и затянутая, гей-драма Кристофа Оноре “Прости, ангел” (оригинальное французское название звучит гораздо интереснее – “Нравиться, любить и быстро бежать”). В центре сюжета – смертельно больной, но не подающий вида писатель Жак (Пьер Деладоншам), юноша, которого Жак любит, юноша, который любит Жака, и лысый усатый сосед Жака сверху. Время действия – ранние 1990-е, расцвет плохой музыки (под одну из песен есть номер со стриптизом в больничной палате). Фильм от начала до конца оформлен в синих тонах, все герои очень красивые и смешно шутят про СПИД. Знаю человека, который ушел с показа, потому что его раздражал фасон трусов, которые носят персонажи.

Новой драме главного китайского режиссера Цзя Чжанкэ вполне подошло бы название "Как закалялась сталь". "Пепел – чистейший белый" о том, как становятся сильнее, пройдя через огонь.

Боевая подруга важного бандоса Бина берется за пистолет, когда конкуренты начинают бить ее любимого мужчину головой об капот. Пара выстрелов отправляют ее в тюрьму, откуда, как выясняется, ее никто не ждет.

Цзя Чжанкэ невольно повторяет сюжетную линию "Холодной войны" Павликовски: проходит время, поезда начинают ездить быстрее, нокию сменяет айфон – и важный бандос уже не тот, что раньше, зато его любимая способна восстать из пепла. Это еще одно кино, убедительно сообщающее, что женщины сильнее мужчин.

Канны – 2018: Хочешь “Золотую пальмовую ветвь”? Танцуй! (фото 7)

Программу “Неделя критики” открыл классный режиссерский дебют актера Пола Дано Wildlife (можно перевести как “Дикая природа”) о родителях 14-летнего мальчика, которые больше не могут быть вместе. Папа (Джейк Джилленхол) надолго уезжает тушить лесные пожары, мама (Кэри Маллиган, имеющая все шансы на “оскаровскую номинацию” за эту роль) заводит богатого ухажера. Самая душераздирающая сцена происходит дома у ухажера, где мама напивается, отчаянно танцует и примеряет мужское пальто. Впрочем, главный шок от фильма – как же мы дожили до того, что Джилленхол и Маллиган играют родителей 14-летнего мальчика.

Но и мы тут тоже не молодеем, а Каннский кинофестиваль так и вовсе перевалил за половину. Впереди нас ждут новый фон Триер, новый Гаспар Ноэ и новые “Звездные войны”.

 

Читайте также: Сергей Лозница о Донбассе: "Общество в состоянии войны начинает распадаться".

Оставьте комментарий

Больше