Поиск

Правила жизни актрисы Жаклин Биссет

Правила жизни актрисы Жаклин Биссет

Великая актриса

Текст: Buro 24/7


Фото: REX/Shutterstock

Легенда кино о монстрах, самомнении и своей крестной дочери Анджелине Джоли

Актриса Жаклин Биссет за свою карьеру снималась с Фрэнком Синатрой и Полом Ньюманом, Стивом Маккуином и Жан-Полем Бельмондо, Одри Хепберн и Изабель Юппер, Лоуренсом Оливье и Микки Рурком. В ее фильмографии есть картины Франсуа Трюффо и Клода Шаброля, она играла Джеки Кеннеди и Анну Каренину.

Главный редактор Buro 24/7 Алексей Тарасов встретился с актрисой на Одесском кинофестивале и записал ее правила жизни.


В нашей профессии нужно уметь красиво проигрывать.

Отец дал мне очень хороший совет: искренне интересуйся другими людьми – и у тебя всегда будут друзья. Это был очень важный жизненный урок.

Меня тоже удивляет, что многие считают меня француженкой. Моя мама была наполовину француженкой – и отсюда имя Жаклин. Но крестили меня как Джеклин, на британский манер. А фамилия Биссет и вовсе шотландская.

Больше всего на меня повлияла жизнь, а не актеры. Я из тех, кто очень внимательно слушает и наблюдает. Я всегда в поиске глубоких чувств. Это стало моим главным ключом к актерской профессии.

Я всегда хорошо ладила со сложными мужчинами. Не знаю почему. Мне комфортно со сложными людьми. Для меня это тоже загадка. Друзья смеются надо мной, потому что я всегда защищаю монстров – точнее, людей, которых принято считать монстрами. Дело, наверное, в том, что я с ними не соревнуюсь и легко отдаю им инициативу.

Я никогда не чувствовала, что меня объективизируют. Возможно, это происходило, но я этого не замечала. Единственное исключение – когда киностудия разместила мою фотографию в мокрой футболке в качестве рекламы фильма "Бездна" (The Deep, 1977).


В Голливуде я много раз играла девушек больших звезд. Для меня это была честь – иметь возможность ходить на такие прослушивания и получать эти роли. Мне кажется неправильным плохо отзываться об этом опыте сейчас.

Кино – очень дорогой процесс. В этом бизнесе время – это деньги. Однажды я осознала, что все привилегии, которые ты получаешь в Голливуде, существуют только для того, чтобы сохранить качество продукта. Когда ты только начинаешь, у тебя даже нет своего стула. А потом появляется стул, а на нем – твое имя. А потом личное авто везет тебя из дома на съемочную площадку. И ты думаешь: "О, я становлюсь важным человеком!" На самом деле это ничего не значит. Ты просто ценен для создания продукта, который они производят. Они не хотят, чтобы ты сидел на полу, они не хотят, чтобы ты попал в аварию по дороге на студию. Они просто хотят, чтобы ты каждый день был в форме – не уставший, не пьяный и не на наркотиках. Нужно осознавать, что дело не в тебе. Многие этого не понимают – и тогда их головы начинают раздуваться от важности.

В основе кинобизнеса лежат щедрость и любовь. Каждый актер делится частицей себя. Даже если ты играешь отрицательного персонажа – в этом может быть злость, но и щедрость тоже.

Я прощаю кино много вещей, за которые его критикуют, потому что знаю процесс изнутри. Почти никто не знает, как фильм проходит путь от пустой страницы до большого экрана. Это очень сложно – сделать идеальный фильм.

Я страшно удивилась, когда на "Золотых глобусах" объявили мое имя [в 2014 году Биссет получила приз за лучшую женскую роль второго плана в британском мини-сериале "Танцы на грани", Dancing on the Edge. – Buro 24/7]. В этой номинации была такая эклектичная подборка претендентов... Я считала, что у меня нет шансов на победу – "Танцы на грани" не был большим коммерческим проектом. На сцене я произнесла очень странную речь, над которой многие потом смеялись. Впоследствии на нее даже сделали очень смешную пародию в шоу Saturday Night Live. Позднее я тоже на эту тему шутила, но в тот момент на сцене я даже не представляла, насколько безумно это звучит. Но я уже себя за это простила.



Все, что нужно знать, когда играешь Анну Каренину, написано в самой книге. Главное, что мне нужно было сделать для этой роли, – "сбросить" несколько лет в плане жизненного опыта. Я спросила себя, как я изменилась с возрастом, и поняла, что уже не такая оптимистичная, как раньше. Мой взгляд стал более задумчивым, более тяжелым. Но вообще играть Анну Каренину – это как есть мед. Приятно и очень сладко.

Я совершенно случайно попала в "Американскую ночь" Трюффо [картина получила "Оскар" как лучший иностранный фильм в 1974 году. – Buro 24/7]. Как-то я до двух часов ночи танцевала в ночном клубе в Париже и потом кто-то проследил за мной до отеля, где я поселилась всего на одну ночь – и не жила в нем ни до, ни после этого. Утром в моем номере раздался звонок – человек представился агентом Франсуа Трюффо. Я была уверена, что это шутка. Я так об этом мечтала, что не могла поверить, что это правда, что никакого подвоха в этом нет.

Конечно, я мечтала сниматься в более камерном фильме Трюффо, а в "Американской ночи" играет целый ансамбль актеров. Трюффо все время извинялся передо мной: "Мне жаль, что я не могу предложить тебе лучше роль".

В 1972 году я разговаривала на французском на уровне школьницы. А английские школьницы очень плохо знают французский. Я очень переживала по этому поводу, но Трюффо сказал: "Успокойся, ты играешь американскую актрису, приехавшую во Францию, она не должна говорить на идеальном французском". Я выдохнула. Он меня освободил. Но все равно – каждый раз, когда я снималась с французскими артистами, это была комбинация агонии и удовольствия.

Я никогда не любила играть большие роли. Это похоже на курс выживания. Ты все время в спешке и почти не успеваешь сконцентрироваться на том, кого играешь. Я получила этот опыт в начале карьеры на фильме "Кузнечик" (Grasshopper, 1970). Я играла молодую танцовщицу, которая переезжает из Канады в Лас-Вегас и хочет стать знаменитой. Я столько раз меняла наряды и прическу, что подумала: "Это не киносъемки, а спортивное соревнование по переодеваниям". Мы в буквальном смысле бегали по коридорам, снимая с меня одни вещи и надевая другие. Но фильм получился хороший.

Я очень переживала из-за обнаженных сцен в "9 с половиной неделях". Я очень стеснялась. Я спрашивала, может ли героиня быть сексуальной, но при этом одетой? Продюсер Залман Кинг и его жена были моими друзьями, но я поняла, что не смогу достаточно раскрепоститься, чтобы сыграть эту роль. Ким [Бэсингер] прекрасно ее сыграла. Все, что я могу сказать: "Браво, Ким!"

Мы не очень часто видимся с Анджелиной [Биссет – крестная мать Анджелины Джоли. – Buro 24/7], но пару недель назад я была на съемках "Малефисенты-2" в Англии. Она играла невероятного персонажа с большими черными рогами и очень высокими скулами. Специальный механизм поднимал ее высоко в небо, а потом нырял вниз. Все ее дети были рядом – по-моему, Анджелина отлично проводила время. Она удивительная женщина. Мы не бываем вместе в общественных местах, но иногда я приезжаю к ней домой, а иногда – она ко мне. Мы не делаем ничего необычного. Все как у всех.

Что меня больше всего восхитило в Одри Хепберн – это как мало она ела на съемках, где было так много вкусной еды [речь о фильме "Двое на дороге", Two for the Road, 1967. – Buro 24/7]. Мы снимали во Франции, и я ела вообще все, что видела, даже не представляя, какие у этого будут последствия. А Одри брала небольшой кусочек сыра и помидор и шла в свой вагончик. Она играла пять разных возрастов одной героини, ей приходилось проводить очень много времени с гримерами – скорее всего, из-за этого у нее совсем не хватало времени на обед. В выходные Одри пригласила меня к себе и сама приготовила очень вкусную пасту – тогда я поняла, что это женщина, которая все-таки любит поесть.

Когда ты стесняешься, людям становится неловко, поэтому я стараюсь не стесняться.

На прослушиваниях важно, чтобы на вас была удобная обувь. Твердо упритесь ногами в пол и распределите свой вес так, чтобы сохранять равновесие и полностью забыть о себе.

Мой учитель латыни как-то сказал: "Ты такая болтушка, из тебя может получиться хорошая актриса". Обычно я была очень молчаливой, но его уроки были такими интересными, что я задавала много вопросов. А потом год спустя за ужином в Лондоне я познакомилась с режиссером Романом Полански. Роман сказал: "Ты такой интроверт, из тебя может получиться хорошая актриса". Я не понимала, что все это значит, но эти две фразы посеяли во мне зерно надежды на то, что я могла бы этим заниматься. Я подумала, что люблю психологию, люблю слова, люблю Шекспира, люблю кино. Еще я подумала, что это так стыдно – хотеть быть актрисой. И еще я была застенчивой и никого не знала в этой индустрии. Встреча с Полански была чистой случайностью.

У меня была неправильная фигура для того, чтобы работать моделью. Я не была толстой, но была пухленькой. И еще у меня были волнистые волосы – а это тогда было вообще не модно. При всех этих данных я решила попробовать себя в качестве модели – и даже иногда получала некоторую работу. Помню, как мы с группой моделей снимали что-то у моря – и фотограф сказал мне: "Жаклин, встань за такой-то и такой-то и выглядывай! Просто выглядывай!" Тогда я осознала, что я круглее, чем все остальные. Мне говорили: "Нет-нет, тебе нельзя обедать, ты можешь съесть только яблоко!" Это было ужасно. Еще я не умела делать прически, поэтому взяла краткосрочный кредит на 25 фунтов (огромная сумма для меня тогда) и купила небольшой светлый парик с лентой посередине и надевала его почти на каждую съемку. Так я продержалась месяца четыре. Лучшее, что я вынесла из этого опыта, – я познакомилась со множеством прекрасных фотографов и узнала очень много о правильном освещении. Это довольно унизительно, когда тебе говорят, что ты круглая, а не угловатая, как тогда было надо. Но я это пережила – и теперь у меня есть прекрасные фотографии.

В 1960-х я повстречала в Калифорнии мужчину, который был молодым актером. Мы жили вместе семь лет, нашим домом были большие упаковочные ящики, переделанные в некое подобие бунгало. Это было крохотное пространство прямо на пляже. Во время приливов океан запросто мог его затопить.

Я получила 1 миллион 600 тысяч долларов за роль в драме "Инчхон" (Inchon, 1981) с Лоуренсом Оливье, от которой сначала несколько раз отказывалась. Даже после уплаты налогов денег осталось довольно много. А потом я последовала совету своего бизнес-менеджера и потеряла на фиг всю сумму. Вместе с несколькими людьми мы вложили деньги в недвижимость в Хьюстоне, но из-за кризиса на рынке нефти все прогорело.

Я ничего не знала о съемках кино, когда впервые попала на площадку. Я не понимала, почему нужно так долго и нудно ждать, пока съемки начнутся, и почему мы так спешим, когда съемки наконец-то начинаются. Это было так странно, что всегда есть 5 минут для актеров и 5 часов для техников.

Я считаю, что актеры знают своих персонажей лучше, чем режиссер. Они проводят много времени, думая о том, кто их герои.

Когда ты слишком наслаждаешься съемками, фильм обычно получается слабый. Просто потому, что это вечеринка, а не съемки.

Даже люди, которые снимают какой-то мусор, думают, что они делают хорошее кино.

По-моему, это была Джудит Крист [одна из самых влиятельных американских женщин-кинокритиков, работавшая в New York Herald Tribune. – Buro 24/7], которая написала: "Жаклин Биссет скучна, как всегда". Помню, как я подумала: "Вот это по-настоящему жестко". Но потом она поменяла свое мнение на мой счет и посвятила мне несколько положительных рецензий.

Лучший комплимент, который я получала от режиссера, – "Жаклин полностью отдается работе. Ради работы она готова на все".

 

Читайте также: Актриса Ада Роговцева: "За свою родину я готова умереть".

Оставьте комментарий

Больше