Поиск

\"Моя одежда не для всех. Она и не должна быть\". Мартин Роз о том, как быть аутсайдером

"Моя одежда не для всех. Она и не должна быть". Мартин Роз о том, как быть аутсайдером

И оставаться одной из главных британских дизайнеров

Текст: Buro 24/7

Главное из интервью Another Mag

История лондонского дизайнера Мартин Роз не похожа на типичную историю успеха. Она не училась в Central Saint Martins, кузнице кадров британской моды, и не была молодым талантом, открытым благодаря инстаграму.

"Это было чертовски дорогое хобби до того, как мне исполнилось 34, — говорит Роз о моде. — Я все еще работала в барах". Она запустила собственный бренд в 2007 году — до того, как мужская мода стала основным плацдармом для экспериментов дизайнеров. Эстетика Мартин складывается из потрясающей контрастной палитры. Образы подпольных рейвов 1990-х (некоторые из них проходили в нескольких кварталах от ее дома), традиции Ямайки (откуда родом ее семья), и восхищение "уродливыми вещами, которые надел бы ваш отец" (на мудборде в ее студии всегда висит фото 71-летнего политика Джереми Корбина в брюках карго), — все это дизайнер объединяет страстью к превосходно скроенным вещам. 

Сегодня на счету Мартин — номинации фэшн-премий LVMH, Andam и British Fashion Council. Martine Rosе продается в концепт-сторах вроде Dover Street Market и Asthik, а вещи бренда носит Гарри Стайлс на обложке Vogue.

В 2015-м Демна Гвасалия пригласил Роз в Balenciaga. Это, по ее словам, была первая "серьезная" работа в моде.

"У меня не было настоящей карьеры, по сути, до тех пор, пока Демна не сказал: "Мне нравится то, что ты делаешь. Не хочешь делать это здесь?" — рассказывает Роз.

Она была консультантом мужской линейки до 2019 года. В ее коллекциях есть элементы деконструкции, которые так близки Гвасалии, и отсылки к субкультурам, которые появляются в творчестве грузинского дизайнера. В этом они нашли общий язык.

"Мода — это аутсайдеры, а меня всегда привлекали аутсайдеры. Альтернативные люди, — говорит Роз, которая считает себя такой же. — Это именно то место, куда в конце концов приходят все фрики. И за счет этого внутри все друг на друга похожи".

Поступить на факультет моды в Мидлсекском университете ее вдохновила сестра. Мишель на 15 лет старше нее: она читала Vogue, ходила на андеграундные вечеринки и носила вещи нишевых брендов Pam Hogg, Christopher Nemeth, Junior Gaultier и Helen Storey.

"Моя сестра была для меня всем. Я была самой младшей среди двоюродных братьев и сестер, и я просто наблюдала, как они все готовятся к вечеринкам, — говорит Роз. — У меня был доступ в тот, другой мир. И мне просто не терпелось попасть туда".

Ее любимая вещь — футболка со смайликами в стиле acid house конца 1980-х годов.

"Она тонкая и прозрачная, как шелк. Досталась мне от кузена, который увлекался эйсид-хаусом. Мама запрещала мне носить ее — я и сейчас не могу этого делать, потому что она прозрачная. Но она для меня очень ценна, потому что символизирует важный для меня момент. Мне нравится думать, что кто-то может хранить вещь, созданную мной 20 лет назад. Не носить ее, но хранить как ценность".

Бренд Martine Rose представлен в концепт-сторе Asthik (Киев, бульвар Леси Украинки, 7б).

Смотрите также:

"Будьте собой, совершайте ошибки": Джонатан Андерсон дал советы молодым дизайнерам.

Джил Зандер: "Я не уверена, что классика может быть вне духа времени".

Больше